Главная История Гегемония ойратов в Монголии в XV веке

Гегемония ойратов в Монголии в XV веке

ОйратыВ Истории средневековой Монголии есть период, называемый историками «гегемонией ойратов». Он связан с именами двух выдающихся ойратских государственных деятелей - Тогона-тайши (ум. в 1439 г.) и его сына Эсэна (1407 - 1455 гг.).

Правление монгольской династии Юань в Китае закончилась в 1368 г. изгнанием из страны монгольских завоевателей и приходом к власти в этой стране новой национальной династии Мин (1368 - 1644 гг.). Монгольское государство продолжало свое существование уже на территории Монголии, которая превратилась в самостоятельный политический и экономический организм. К этому времени она отчетливо делилась на две части: восточную и западную. Западную Монголию населяли в основном ойраты.

В послеюаньский период по мере роста хозяйственности и политической самостоятельности феодальных княжеств реальная власть и авторитет верховного хана Монголии среди феодалов стали ослабевать, а ханский трон превратился в объект бесконечной борьбы между различными соперничавшими друг с другом группировками князей. К этому времени и относятся открытые выступления ойратских правителей против власти монгольских ханов-чингисидов. Начало положило убийство ойратами верховного хана Элбэка в 1399г., после чего они освободились от власти монголов, и между двумя сторонами началось длительное соперничество за ханскую власть в стране.

Данное событие является знаменательной вехой в эпохе феодальной раздробленности в Монголии, и ее открыли ойратские феодалы. Как писал видный советский историк-монголист И.Я. Златкин: «Опираясь на экономическую мощь своих владений, довольно значительные военные силы, относительную сплоченность ойратского общества, они первыми в Монголии противопоставили себя центральной ханской власти и повели самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, не считаясь с интересами и планами общемонгольских правителей - прямых потомков Чингиса. Первая половина XV века характеризуется, с одной стороны, усилением разброда в Восточной Монголии, с другой - ростом ойратских феодалов в их политической консолидацией. На этой основе возникла и стала крепнуть тенденция к установлению их гегемонии во всей Монголии, к переходу государственной власти в их руки». 

Первым, кто начал проводить самостоятельную политику, был Махмуд, стоявший во главе самого крупного и могущественного из трех ойратски объединений. Вплоть до своей смерти в 1416г. он принимал самое активное участие в междоусобной борьбе монгольских феодалов за власть и влияние в стране. Его сын и преемник Тогон продолжил политику, направленную на установление гегемонии ойратов над всей Монголией. Насколько успешной была его деятельность, свидетельствует уже один тот факт, что он занял влиятельную должность первого министра-тайши верховного хана Монголии, потеснив всех соперников. Ему удалось возвести на ханский трон своего ставленника - одного из чингисидов, молодого Тогтобуху, который стал править под именем Дайсун-хана. Однако всеми государственными делами в стране самовластно распоряжался ойратский Тогон-тайши, тогда как номинальный правитель монгольский Дайсун-хан превратился в простую марионетку в руках своего всесильного первого министра.

Такая политика ойратского тайши вызвала недовольство и внутри страны у крупных ойратских и монгольских феодалов, и за ее рубежами, прежде всего в Минской империи. Они, помня уроки прошлого, руководствовались в своей практике соображениями военно-стратегического порядка и отнюдь не были заинтересованны в укреплении мощи объединенного государства воинственных кочевников вблизи своих границ. В отношении соседей они всегда проводили политику «разделяй и властвуй», умышленно разжигая вражду между ойратскими и монгольскими правителями, стремясь обессилить обоих противников.

В 1430-х гг. Тогон смог утвердить свою власть над всеми ойратскими кочевыми объединениями и одержать победу над своим главным соперником восточно-монгольским тайши Аруггаем, ставленником крупных монгольских феодалов, получавшим широкую поддержку со стороны Китая. Сделавшись единоличным правителем Монголии, ойратский тайши собирался военным путем урегулировать взаимоотношения с Минской империей. В разгар подготовки войны с Китаем в 1439 г. он умер. На посту первого министра-тайши при монгольском Дайсун-хане его сменил сын Эсэн.

Как и его отец, Эсэн управлял всеми государственными делами в Монголии единолично. Тогон, не будучи прямым потомком Чингисхана по мужской линии и не принадлежа к «Золотому роду» Борджгид, к которому относились все правители из монгольского ханского дома, не мог объявить себя ханом. Поэтому свою дочь, старшую сестру Эсэна, он выдал замуж за монгольского Дайсун-хана. Эсэну оставалось претворить в жизнь планы Тогона и в отношении провозглашения себя верховным ханом Монголии. Поэтому внутри страны он успешно продолжал политику отца, направленную на создание объединенного монгольского государства с сильной центральной властью. Отношения Эсэна с Минским Китаем резко ухудшились, хотя в первые годы правления они были вполне дружественными. Ойратский тайши и монгольский Дайсн-хан ежегодно отправляли к Минскому императору посольства с дарами и товарами для продажи. В свою очередь и минский двор посылал ответные дары Дайсун-хану и Эсэну, а также другими монгольским и ойратским феодалам, их женам и сыновьям. Эсэн стал систематически нарушать порядок отправления посольств к минскому двору и увеличивать численность входивших в их состав лиц. В 1448 г. от него в Пекин прибыло уже три тысячи человек. Китайские власти отказались их принять, а также запретили им вести торговлю. В ответ на это Эсэн выступил в поход против Китая.  

В генеральном сражении которое произошло 1 августа 1449 г. в местности Туму (к юго-западу от г. Хуайлай в провинции Хэбэй), объединенным монголо-ойратским войскам удалось окружить отступавшую минскую армию вместе с императором и его свитой. Последовал ее полный разгром, а остатки армии сложили оружие и сдались без боя. Победителям достались огромные трофеи, было захвачено множество пленных, в том числе и сам император Инцзуи вместе со двором. осенью 1450 г., когда Эсэн согласился возвратить на родину пленного императора, был заключен мир между Монголией и Китаем. Китайская сторона была вынуждена принять многие из навязываемых ей Эсэном условий мирного договора, но отнюдь не смирилась с создавшимися положением.

В 1451 году возник конфликт между Эсэном и номинальным правителем Дайсун-ханом. Ойратский тайши, чтобы проложить себе путь к великоханскому престолу, добивался от Дайсун-хана, чтобы тот объявил наследником трона племянника Эсэна, т.е. своего сына, рожденного от старшей сестры Эсэна, бывшей замужем за монгольским ханом. Однако Дайсун не захотел согласиться с этим, поэтому между ним и его всесильным первым министром начались военные действия. Монгольский хан потерпел поражение и был убит.

Таким образом, Эсэн стал единственным и полновластным правителем монголо-ойратского государства, владения которого простирались от полуострова Ляодун на востоке до средней Азии на западе. Власть в Монголии перешла из рук потомков Чингисхана в руки ойратского тайши из аристократического рода Чорос. Как сказано в монгольских летописях, «Сорок и Четыре (т.е. все монголы и ойраты) стали славою одного хана». Находясь на вершине могущества, Эсэн провозгласил себя верховным ханом Монголии, приняв титул «августейшего великого хагана (т.е. императора) великой династии Юань». Это свидетельствует о его планах восстановления мировой Монгольской империи. Однако ему недолго суждено было оставаться всемонгольским ханом.

Минские власти, поддерживая дружеские отношения с ойратским правителем, за его спиной готовились к нанесению сокрушительного удара. Проводя политику «сдерживания варваров руками самих варваров», китайцы старались щедрыми дарами склонить на свою сторону феодальных правителей Монголии и побуждая их к мятежным выступлениям против центральной власти, ослабить государство изнутри. В 1455 г. против Эсэна подняли мятеж крупные ойратские феодалы, недовольные его централизованной политикой. В междоусобной войне войска Эсэна были разбиты, а сам он погиб, после чего созданное им государство распалось. Так закончился период «гегемонии ойратов» в Монголии.

Владимир Санчиров,
кандидат исторических наук,
ведущий научный сотрудник КИГИ РАН


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса