Главная Статьи Культура Танцующая королева

Танцующая королева

Валентина ГаряеваПрошлая неделя была отмечена двумя значимыми событиями в культурной жизни республики. В четверг отмечался Международный день театра, а сутками позже - 75-летие певицы Валентины Гаряевой, народной артистки РСФСР, лауреата Государственной премии Калмыцкой АССР.

На пути к Нацтеатру наткнулся на Тамару Параеву. В недавнем прошлом руководителя театра сатиры и юмора «Зара». Муниципального, кстати сказать, и приказавшего долго жить с десяток лет тому назад. По банальной, в общем-то, причине отсутствия денег. Возможно, это и так, хотя «цена вопроса», как часто выражался премьер правительства РК Владимир Сенглеев, не столь уж и сурова. Стало быть, загвоздка в другом. В характере деятельности мини-театра, например. Подковырки ведь любят не все, особенно если болезненно их воспринимать.

Так вот, нарядная Параева, заслуженная артистка республики, к тому же, спешила явно не туда, где Нацтеатр расположен. Будто бы мероприятия, там намечавшиеся, её не касались. А может, и вправду не касались, что, как минимум, печально. И за Параеву, натуру глубоко артистическую в частности, и за наше театральное сообщество в целом обидно. Праздник профессиональный ведь бывает, как день рождения, лишь раз в году.

***

Предварял праздничное действо в стенах театра имени Б. Басангова митинг памяти. Вспоминали дружно тех, кого среди служителей Мельпомены уже нет. Чтобы память о них была звонче, слово у микрофона держали аксакалы калмыцкой сцены - Клара Сельвина, Сергей Мучиряев и Иван Уланов. Им ведь было что вспомнить. Взгрустнув от нахлынувших чувств, собравшиеся затем возложили цветы к памятнику Артисту. Видя в его безмолвном образе Басана Морчукова и Дорджи Сельвина, Александра Сасыкова и Бориса Очирова, Александра Цеденова и Владимира Карабаша, Геннадия Гаданова и Владимира Лозунгова и всех других от нас ушедших актёров и актрис.

У гардероба, где начинается любой театр, случайно встретились Нина Баденова и Юрий Ильянов. Два корифея сцены, две её легенды. Не думаю, что видятся они часто, потому как Юрий Урубджурович, наклонившись к Нине Петровне, поинтересовался: узнаёт ли она его. В ответ была лёгкая пауза, после которой утвердительный ответ. Старейшина нашего театрального цеха, безусловно, узнала своего бывшего директора и коллегу. Главным образом, по голосу, который долгие годы звучал рядом с ней, и это примечательно.

***

Народного артиста республики Владимира Базырова знаю с детства. С тех самых, наверное, пор, когда был учреждён главный праздник его артистической жизни – Международный день театра (1961 г.). С Базыровым мы одногодки, и ближе к окончанию школы стал замечать за ним одну странность: едва вечерело, он вдруг куда-то исчезал. Почти ежедневно, но тайна раскрылась позже: он убегал в драмтеатр (благо до него было 15 минут быстрой ходьбы), чтобы поглазеть на артистов. Которые его любопытство поняли верно, и Володя вскоре стал в их кругу своим в доску. Почти своим, ибо дышать театральным воздухом это одно, а быть театрально-образованным – совсем другое. И он образование это получил, окончив ГИТИС.

Спросил Базырова, увижу ли его в «капустнике» под занавес празднования. Ответ был отрицательным: нет, не увидишь, этим занимается молодёжь. При этом он почему-то умолчал о своей супруге Вере Тепкеевой, позабавившей зрителя, без преувеличения, штучной работой – стихами собственного производства. Про Базырова, это поняли все, который с ней неразлучен круглые сутки. Жёны, видящие своих мужей гораздо реже, чем Вера Ильинична моего друга детства, после её слов лишь задумчиво вздохнули.

***

А потом был долгожданный «капустник» - тот самый шуточный коктейль артистов для артистов и их поклонников. Разбавленный выходами на сцену официальных лиц, говоривших правильные и умные, но всё-таки занудные для такого случая слова. Кто-то, правда, от оглашения скучных приветственных адресов отказывался, заменяя их отсебятиной – такой же унылой и многословной.

Вице-спикер Народного Хурала Хонгор Эльбиков, например, своё неумение говорить красиво и складно объяснил тем, что он, если кто не в курсе, вообщето, врач. Сидевшая рядом с автором этих строк импозантная барышня, кажется, из минкультовских, этому искренне удивилась: «А я-то думала, что Эльбиков по образованию переводчик. Он ведь всё время переводит наших тибетских лам».

А вот замминистра культуры Николай Санджиев за словом в карман лезть не думал. Иного, впрочем, ожидать было и трудно, и нелепо. Как никак в этой ипостаси он не впервые, да и министром отрасли, что бы там ни говорили, был деятельным. «Джамбулыч не кричит и не ругает», - так о нём не то в шутку, не то всерьёз отозвались актрисы Русского драматического Людмила Мансурова и две Елены - Судакова и Бицунова. Минкульт же колкая на язык троица не пожалела. И было за что: повышения зарплаты как не было, так и нет, как, кстати, и увеличенных «гастрольных». Наверняка дойдёт до министра Амуланги Учуровой и другая реплика из уст двух Елен и Людмилы: «Слышали, у нас новое министерство культуры появилось?» - «А что, скажите, в нём нового!»

***

Сутки спустя в Государственном концертном зале чествовали Валентину Гаряеву – самую, пожалуй, титулованную нашу артистку вокальной музыки. В ходе мероприятия, правда, её звание народной артистки РСФСР из уст ведущих и поздравлявших нередко теряло свой высокий статус. К счастью, юбиляр этого попросту не слышала. Или делала вид, что не слышит, хотя люди с именем озвучку своих регалий чаще всего отслеживают ревностно.

Сценические костюмы, которых у Гаряевой было аж три, в глаза бросались. Один из них - тот, что серебристого цвета - чем-то смахивал на одно из одеяний группы «АББА». Но по-настоящему зал вздрогнул, когда виновница торжества пустилась в пляс, словно «Dancing Queen» (помните такой шлягер у шведской четвёрки?), на каблуке-шпильке высотой не менее 7-8 сантиметров.

А начало поздравлениям положила зампред правительства Лариса Васильева. Запала в душу концовка, произнесённая ею на родном, калмыцком. Без спотыканий и вывертов, что навело на мысль: с таким высоким чиновником наш язык обязательно распрямится. Если ещё и ректор университета Бадма Салаев руку к этому приложит. Его речь, обращённая к юбиляру, была, как всегда, колоритной и многообразной, что дало повод сидевшему неподалёку Николаю Секенову (главе Элисты 1988-1992 годов) сказать: «После Салаева никто на сцене по-калмыцки говорить не должен! Разве что Валентина Нимгировна».

Не знающие калмыцкого языка даже бегло - посланец от Народного Хурала Олег Северцев и депутат ЭГС Павел Симаков - поздравляли на «великом и могучем». Первый, кстати, единственным из мужчин поцеловал Гаряевой руку. Симаков пошёл другим путём и ограничился тёплым рукопожатием, спичем про Крым и Севастополь и патриотическими строками Тютчева.

***

Чествование бурлило, но зрителей изначально интриговало и другое: споёт ли Гаряева сама? Открою небольшую тайну: на этом 75-летняя певица настаивала, причём петь собиралась «вживую», чем открыто пренебрегают более молодые её коллеги. Начались репетиции – непростые и долгие. В чём заключалась сложность, понять нетрудно. К чести руководителя тюльпановского оркестра Александра Бадма-Горяева, с обозначенной юбиляром задачей он справился, и «живой» голос всенародной любимой певицы прозвучал.

Всё тот же Секенов, после исполнения песни на родном языке одной из наших юных дарований, громко выпалил: «Когда поёт Гаряева, каждое её слово на калмыцком мне понятно и берёт за душу. А вот нынешних её последователей почти не понимаю. То ли громкая музыка всё съедает, то ли поют так, то ли слова к песням пустые».

Давно уже стало плохой традицией неприсутствие на подобных вечерах нашего властного бомонда. И если Алексей Орлов юбилею Гаряевой предпочёл бой Бату Хасикова (в знак его победы он даже выбежал на ринг), то у пред седателей правительства и парламента такой отговорки, скорее всего, нет. Не посчитал, кстати, нужным поздравить народную певицу-землячку и глава Яшкульского района, послав вместо себя зама.

Источник: газета «Элистинский курьер»/Александр Емгельдинов.




Добавить комментарий