Главная Традиции Война у калмыков в описании Бергмана

Война у калмыков в описании Бергмана

КалмыкиВ прошлом году исполнилось 205 лет со времени создания большого труда Бенджамина Бергмана, посвященного калмыкам. Его название – «Nomadische Streiferein unter den Kalmuecken». Именно в этой работе, опубликованной в Риге в 1805 году на немецком языке, впервые увидели свет не только песни эпоса «Джангар», но и описание уклада жизни калмыков, их традиций, обычаев и культуры. 

ОТ АРМИИ «КОСИЛИ» И РАНЬШЕ

Раньше калмыки воевали с киргизами, каракалпаками и другими татарскими народностями. Сейчас формируются отдельные военные соединения для поддержания русских операций. В мирное время несколько полков обычно помогают занимать уральские и кавказские линии. Для этих линейных калмыков и для других служащих казаков русская корона назначает определенное золото, однако русские шефы, не имея никакой совести, прикарманивают выделенную сумму. Против врагов, выступающих без пушек, калмыкам равных нет.

При мобилизации на войну каждая кибитка обязана отправить одного мужчину. Калмыки знают, как уйти от этого, и преднамеренно сокращают на треть при переписи число кибиток.

Если у главного князя нет желания возглавлять воинскую часть, то он назначает своего сына или нойона предводителем. Воинов собирают для осмотра ко двору. Старые калмыки с плохо объезженными лошадьми возвращаются, и вместо них призываются другие. Над 50 и над 100 призвавшимися назначают командира. Главнокомандующий имеет звание цэригийн йасоол, командующие ниже рангом имеют звание зоон йасоол, и тавин йасоол.

Часть воинов вооружена охотничьими ружьями с нарезным стволом, другая – луками и стрелами, а остальные имеют сабли и копья. Священнослужители трех низших классов также идут воевать для религиозных отправлений; они вооружены, но только для защиты, а не для нападения. Каждый военный ведет пару лошадей. На верблюдов вьючится верхняя часть кибитки для разбивки лагеря. Богатые берут с собой несколько видов одежды. Бедные весь свой гардероб носят на себе или привязывают за седло овчинную шубу, войлочное пальто для защиты от холода зимой. Пища солдат – это говядина или баранина. Весь этот груз тащат верблюды. Калмыки, прежде всего, думают о достойном доспехе. Он обычно собран из металлических чешуек, и его носят предводители и небедные воины. Стальная броня, состоящая из нескольких отдельных деталей, закрывает голову, грудь, руки и ноги; очень тяжела, и по качеству она уступает панцирю.

КОПНА СЕНА – ПРЕДВЕСТНИК ПОБЕДЫ

Сетчатый панцирь (көө) состоит из вставленных друг в друга стальных колец, которые внизу образуют непрерывное целое, при этом имеет форму рубахи и свисает от шеи до колен. Под руками связываются стальные пластинки, имеющие на локтях выпуклость в форме желобка, которая служит для отвращения удара в случае нападения сзади. На руки накладываются сетчатые перчатки, чтобы правой нести безопасно саблю, а левой схватить вражеский меч. Шлем также состоит из сетчатых колец. Весит вся броня примерно один пуд. Для уменьшения веса стальные чулки чаще всего оставляют, ноги во время боя поднимают вверх и прячут под панцирную рубашку. Нужно иметь достаточно сил, чтобы свободно двигаться в такой рубашке. Калмыцкие князья ничего больше так не ценят, как сетчатый панцирь.

Покупают их обычно у кавказцев. Панцири изготовляют теперь худшего качества, и калмыки, владельцы проверенного панциря, не отдадут его и за тонну золота. Бывалые воины утверждают, что такой панцирь отражает как сабельный удар, так и мушкетную пулю. Пули отлетают от колец, оставляя разве что вмятину. Пока враг далеко, панцирь везут в кожаных мешках, закрепленных за седельными ремнями. Как только неприятель показался, и панцирь в одно мгновение, как и другая одежда, накидывается. Колчан состоит из чехла и шелковой подкладки, прошит простой тканью и служит для ношения стрел. Имеет он форму обычной верхней одежды, достает до колен и спереди все закрывает. В случае надобности колчан одевают поверх панциря.

У простых калмыков нет ни панциря, ни колчана и выступают они в поход в своих обычных одеждах. Осторожность иногда их может спасти; верхнюю одежду они засовывают в высокие сапоги, чтобы в рукопашном бою врагу было трудно стянуть воина с лошади. Перед началом выступления калмыки сооружают копну из сена и от имени бога атакуют ее, захватывают для предвестия будущей победы.

ОБМАНЧИВОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Дойдя до границы врага, калмыки принимают решение есть как можно мало. Кусочек мяса, величиной с кулак, делят на три дня. У кого нет мяса, поджаривают на огне кусочек свежей кожи и жуют ее. В день сражения пьют только мясной бульон, не прикасаясь к мясу. Калмыки утверждают, что при таком рационе дольше выдерживают трудности и не так страшны опасности. «Наш желудок», говорят они, из-за небольшой еды меньше растянут. Вражеские пули не так страшны. После ранения быстро заживают. Тому подтверждение многочисленные примеры прострела кишок и их скорейшее выздоровление. Во время битвы знамя у самого храброго воина, и несет он его всегда впереди. Если врага не достать лукой и стрелой, то стрелки спешиваются и на животе приближаются к нему. Часто калмыки отправляются по двое верхом: один - с ружьем, другой - с пикой. Первый ранит ружьем, а другой добивает неприятеля пикой. Собственно, поединков на войне, когда предшествует вызов, не наблюдалось. Когда враждующие толпы идут в бой, то происходит беспорядочная борьба без рядов и построения.

У калмыков нет военной музыки. В бою их взоры устремлены на знамя. Они наступают со знаменем и спасаются бегством только со знаменем. Бросить знамя считается позором. Уберечь и вернуться с продырявленным и разорванным знаменем – это доблесть. Часто калмыки устраивают обманчивое отступление. При преследовании ведут себя искусно.

Самый удачный исход в победе калмыки оскверняют жестокостью, принося в жертву человека. Желчь убитых врагов прописывают как средство против различных болезней. Плененных привязывают за ноги под живот лошади.

Против регулярных войск калмыцкие части при их современной организации совершенно не пригодны. Расстроить их беспорядочное нападение можно небольшим усилием, но организовавшись по-иному, можно достойно выступать даже против сильных врагов как киргизы и татары.

Благодаря острому глазу эти кочевники лучше всяких инженеров могут определять расстояние на местности и направлять пушки. Для пехоты они не годились бы, а вот для конной артиллерии лучше калмыков никого нет. Кто знает их ловкость, зоркие глаза и наблюдательность, которой одарила их природа, тот согласится с моими утверждениями.

Источник: Элистинский курьер.  


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий