Главная Статьи Спорт «Уралан»: пять лет в элите (Глава 3)

«Уралан»: пять лет в элите (Глава 3)

«Уралан»: пять лет в элите (Глава 3)Глава 1, Глава 2.

КОМУ НУЖНЫ ФОРВАРДЫ-УПРАВДОМЫ?

Но мне повезло. Как и в случае с бедолагой Володиным. Насмотревшись на мучения элистинцев в сезоне-96, «СПОРТ-экспресс» задался вполне логичным вопросом: а каким местом думают в «Уралане», приглашая очередного нового наставника? Любопытно, что в роли «стрелочника» оказался не Максимов, головой отвечающий за расстановку кадров, а Яковенко. Не думаю, что высокое реноме спортивного издания повлияло на него как-то по-особенному, но он, немного помявшись, согласился. Разгадка, как мне показалось, была в другом: украинский специалист начал потихоньку осознавать, что находится в другом государстве, где все по-другому. Иначе говоря, стал опускаться на землю. И медленно осознавать, что горшки обжигают вовсе не боги с дедом Кузьмой и не Яковенко. Кстати, тональность футбольной прессы на тот момент была вовсе не на стороне иностранцев, пусть даже «ближних». Отечественные тренеры очень болезненно реагировали на их «происки», им мерещилось, что работают они в режиме наибольшего благоприятствования.

Интервью, словом, состоялось. А начал я с того, что «Уралан» играет крайне нестабильно: натужные победы дома сменяются безвольными проигрышами в гостях. Мол, при таком раскладе нам не о высшей лиге нужно думать, а о чем-нибудь попроще. Постановка вопроса Яковенко не понравилась. Странно заикаясь, он начал ссылаться на скомканную предсезонку и фатальное невезение. К примеру, в Ярославле злодеи-соперники ударили по воротам его команды всего 6 раз, 4 из них – точно в цель. В Питере вновь невезение: хозяева «Уралан» не переиграли, но волшебниками оказались их форварды. Расстроенный Яковенко даже не пошел там на пресс-конференцию. Чтобы хоть как-то оправдаться, он сослался на слова питерского коуча Гиви Нодия. Тот, якобы, сказал: таких голов мои парни в жизни не забивали. Видимо, по части нелепости и случайности.

Перешли ко второму вопросу. «Вот вы говорите, что «Уралану» на выезде жутко не везет, ему забивают мыслимые и немыслимые голы, - съязвил я, - но ведь четверка наших бомбардиров – Грицына, Ястребинский, Иричук и Боджиков – забила в 12 матчах лишь 2 (!) гола, остальные на счету хавбеков. Это разве нормально?». Яковенко сверкнул глазами и произнес фразу, понятную только ему: «Да, согласен, у наших форвардов не идет игра именно в забивном плане. Иричук в своем прежнем клубе был человеком-голом, забивал с полумоментов, но в Элисте вдруг стал непохож на себя. Ему нужно время на притирку, поэтому мы отдаем его в аренду. Пусть найдет себя». Мне даже захотелось съязвить: форвард разучился забивать, значит, не ссылка ему нужна, а переквалификация в управдомы. Того почему-то за грязные дворы и обшарпанные подъезды на исправление никуда не направляют. Затем я коснулся уралановских старожилов – Эмзара Мампория и Алексея Середы, а также Дмитрия Коржа, которого Яковенко самолично «откопал» где-то в Средней Азии. В отношении первого главный тренер сказал: у него период адаптации после травмы, «оклемается» - вернем в команду. Середа, дескать, имел шанс себя проявить в двух (!) играх, но схалтурил. А вот о Корже Павел Александрович скромно промолчал. Оно и понятно: этот «туркмен» с украинскими корнями и воронежской пропиской имел склонность к экстриму – любил побаловаться анашой. Элиста, понятное дело, не Ферганская долина, но при желании вдариться в воспоминания можно. В результате опальная троица была командирована на исправление в Волгодонск, где местным футбольным клубом руководил Валерий Зубаков, некогда игрок и тренер «Уралана». Позже к ним присоединились Игорь Лапидус и Владислав Парахневич. Все они, как и прогнозировалось, оказались «сосланными навечно».

ГЕОМЕТРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ ЯКОВЕНКО

Далее мы с Яковенко коснулись темы, которую тот якобы затронул сам сразу по прибытии в Элисту. В беседе с уралановским руководством он дал понять, что настроен работать на долгосрочную перспективу, и в качестве одного из условий попросил передать в ведение клуба весь детскоюношеский футбол республики. Ни много, ни мало. Говорят, так и сказал: «Я делал себе имя 20 лет, потому и имидж классного тренера готов зарабатывать не за год-другой». Эту же самую мысль наставник «Уралана» подтвердил и при личной встрече с Кирсаном Илюмжиновым.

В детско-юношеской школе по футболу, не избалованной вниманием «старшего брата», эту новость встретили по-разному. Оптимисты – со вздохом облегчения, мол, наконец-то и нам что-то перепадет, в виде денег и внимания. Потому как мечта любого детского тренера – это чтобы лучшие его воспитанники стремились ввысь, имели зримую перспективу и хотя бы частично ее достигали. Опыт прошлых лет, увы, свидетельствовал об обратном: местные футбольные таланты и команда «Уралан» шли по жизни явно не в ногу. Но отнюдь не потому, что взгляды на игру у них сильно разнились или воспитанники школы не горели желанием попасть в главную футбольную команду Калмыкии. Коллизия заключалась в другом: клубная уралановская стратегия подразумевала приглашение готовых мастеров со стороны, а местные «полуфабрикаты» так и оставались ими до седых волос. Неисправимые оптимисты в качестве примера приводили начало 90-х годов, когда «погоду» в «Уралане» делали экс-воспитанники детской школы Э. Цебиков, Э. Богданов, А. Халтурин и С. Пода. Именно при их непосредственном участии калмыцкий клуб дважды подряд занимал вторые места, опередив амбициозных конкурентов из Новороссийска, Кисловодска, Баксана и Майкопа.

Пессимисты яковенковской идеи рассуждали более трезво: все это - голой воды популизм, «игра на публику», способ вызвать безграничное доверие К. Илюмжинова и калмыцкого футбольного бомонда. Забегая вперед, отмечу, что истина в этих недоверчивых настроениях присутствовала, причем, немалая. В сезоне-96 Яковенко обратил свой взор к детской школе лишь однажды, поприсут- ствовав на матче элистинцев с астраханцами, да и то, не досидев до конца. Кстати, когда речь вновь зашла об этой больной для калмыцкого футбола теме, он буквально вышел из себя и произнес запоминающуюся фразу: «Высшая лига и местный футбол – это, как в геометрии, две взаимно непересекающиеся линии». И в подтверждение своих слов Яковенко, засучив рукава, принялся «выдавливать» из команды многих ее вчерашних забойщиков. А начал с фигуры поистине харизматической. С Эдуарда Богданова.

О чем говорили Кирсан Илюмжинов и Николай Толстых?

Дабы не быть уличенным в необъективности, отмечу: Богданов при всех своих чисто профессиональных плюсах был личностью непростой, я бы даже сказал, сложной.

На протяжении многих лет он был в «Уралане» непререкаемым авторитетом, что обернулось при Яковенко некоторым негативом. Иными словами, двум медведям в одной берлоге становилось тесно. И когда главный тренер, не особо церемонясь, начал приводить Богданова к общему знаменателю, уралановский корабль заштормило. Команда исподволь поделилась на старожилов и легионеров. Какой-то открытой конфронтации между ними не было, однако не было и сплоченности, так присущей прежнему «Уралану». Яковенко делал вид, что ничего не происходит, и даже отмечал в редких интервью, что «микроклимат в команде рабочий».

Была в том противостоянии и третья сторона, имевшая все возможности для сглаживания страстей. Речь идет о «президенте» клуба Максимове. Уж он-то, используя все рычаги отведенной ему власти, вполне мог бы во всем разобраться. Не уверен, что компромисс в той ситуации был легко достижим, однако более плавную «кадровую революцию» Максимов мог бы предопределить. Но он занял позицию стороннего наблюдателя, и это аукнулось «Уралану» и всем его поклонникам в 1997-м (об этом отдельный разговор).

Я не склонен полагать, что все, кто был в команде до Яковенко, могли рассчитывать на его благосклонность. Такового не могло случиться в принципе, потому как всякая «новая метла метет по-новому». По большому счету крутым перестройкам подвергались команды и посерьезнее «Уралана». Только вот результат почти всегда был неизменным: все рушилось, и начинать приходилось с нуля. Сезон-96 калмыцкая команда отыграла в каком-то рваном ритме, бросаясь из одной крайности в другую. Не было никакой стабильности в составе, не совсем было понятно, в какой футбол играют подопечные Яковенко, а самое удивительное – никто не мог ответить, какое место должен занять «Уралан» по итогам чемпионата.

Максимов, правда, однажды то ли в шутку, то ли всерьез обмолвился, мол, задача команды «бороться за место, дающее право в следующем сезоне играть в высшем свете российского футбола». Яковенко на этот счет предпочитал более обтекаемые формулировки вроде «в каждой игре не огорчать болельщиков».

«Ну, а что же Кирсан Илюмжинов, - спросит дотошный читатель. – Ведь он взял паузу на раздумье. Какой ответ он подготовил своему осетинскому коллеге?».

Президент Калмыкии весной и летом 96-го на футболе с участием «Уралана» был замечен гораздо чаще, нежели в первые годы своего правления. Думаю, что он потихоньку вникал в происходящее не только на поле, но и за его пределами. А когда на один из матчей в Элисту прибыл президент Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) Николай Толстых, калмыцкий руководитель имел с ним плодотворную беседу. Вполне вероятно, что высокий футбольный чиновник из Москвы «просветил» К. Илюмжинова по многим интересующим его вопросам, в том числе и по главному: готов ли «Уралан» играть в высшей лиге России? Ведь одного желания и мастерства игроков для этого недостаточно. Необходимо наличие еще множества сопутствующих факторов, именуемых футбольной инфраструктурой. В Элисте, например, не было отвечающего требованиям ПФЛ стадиона. Тот, на котором «Уралан» проводил свои матчи, годился, пожалуй, лишь для первой лиги, да и то с натяжкой. По причине малой вместимости и невысокого качества игрового поля.

Источник: Элистинский курьер от 22 мая 2009/Александр Емгельдинов.



Добавить комментарий