Главная История Калмыцкий фактор Елены Блаватской

Калмыцкий фактор Елены Блаватской

Елена БлаватскаяО Елене Блаватской, жившей в XIX веке можно говорить и спорить до бесконечности. О ней написаны тысячи журнальных статей, сотни книг и десятки воспоминаний на всех языках мира. Одни называют её величайшим учёным, исследователем, философом и просветителем. Другие  шарлатанкой, мистификатором и авантюристкой. Её книги были запрещены в нацистской Германии, хотя слово «арийцы» было впервые произнесено именно ею. «Она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества, запутавшемуся в мертвых тенетах догм и устремившемуся в тупик атеизма», — писала о ней выдающийся русский философ, духовный подвижник и общественный деятель Елена Рерих. В своих работах Блаватская стремилась показать, что все основные религии происходят из одного первоначального источника, имеют общий корень. Естественно, данное утверждение в тогдашней христианской Европе было приравнено к святотатству! Также  она объясняла важность Морали и Братства для эволюции и развития человека и человечества и доказывала их необходимость. И это, в наши дни, спустя полтора  столетия признается как аксиома. И, наконец, Блаватская дала популярное объяснение понятий кармы и реинкарнации (перевоплощения). И если сейчас, в XXI веке  это выглядит, как то более или менее привычно, то тогда в XIX веке, это расценивалось как бред сумасшедшего.

По убеждению автора этих строк, Е.П. Блаватская жила ради служения человечеству. Верным свидетельством выдающегося таланта, широчайших познаний, высоты духа и подвига Е.П. Блаватской являются ее труды. Она работала над  главным трудом своей жизни “Тайной Доктриной” — сводом многовековой, сокровенной мудрости много лет, но так и не успела его завершить. По воспоминаниям современников, “Тайная Доктрина” лежала на столе у Эйнштейна, а теософию изучали такие известные ученые, как изобретатель Томас Эдисон, астроном Камиль Фламмарион, химик Уильям Крукс и многие другие. Вклад Е.П. Блаватской в мировую науку и духовную культуру широко известен и признан. Международная культурная организация ЮНЕСКО объявила 1991 год Всемирным годом Блаватской.

НЕДОУМЕНИЕ АВТОРА

Много лет изучая биографию Е.П. Блаватской, автор этих строк, не мог избежать странного ощущения. Почему  исследователи творчества и жизненного пути Блаватской практически ничего не знают о её связях с калмыками? Или знают, но делают вид, что не знают? А ведь основания для этого есть. И я бы сказал не малые. Её дед по материнской линии Андрей Михайлович Фадеев, в 1835 году был назначен Главным попечителем калмыцкого народа и стал жить в Астрахани, где «… под его началом было несколько тысяч (80 тыс. или 100 тыс.) калмыцких буддистов. В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником»,- писала она в своих воспоминаниях.

Мать Блаватской, Елена Андреевна Хан, писательница, прозванная «русской Жорж Санд» в своём творчестве затрагивала калмыцкую тему: в 1838 году в  петербургском журнале  «Библиотека для чтения» появилась повесть  из калмыцкой жизни «Утбалла», получившей высокую оценку В.Г.Белинского. То есть, выражаясь проще, Блаватская уже с детства была знакома с азиатами и о Востоке в его калмыцком варианте знала не понаслышке.

ДИТЯ-ИНДИГО

Елена Петровна фон Хан (von Hahn) родилась в ночь на  31  июля 1831(по старому стилю)  или 12  августа (по григорианскому календарю) в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) в семье капитана артиллерийского полка Петра Алексеевича  фон Хана, предками которого были немецкие аристократы Хан фон дер Роттенштерны. Ее мать, Елена Андреевна фон Хан (урождённая Фадеева),  в то время страдала от холеры, и никто не ожидал, что девочка выживет. Елена Петровна родилась преждевременно, и врачи были поражены, что она родилась живой.  Елена, хотя росла слабой и болезненной, но была не по годам очень развитым ребенком и уже с раннего детства обращала на себя внимание всех окружающих своими паранормальными психическими способностями. Сейчас таких детей называют «индиго». С самого  раннего детства она видела всякие «картины», её мучили разного рода видения. По - калмыцки говоря: «Яман эргв». Она была сверх меры нервной и чувствительной, во сне громко говорила и часто ходила во сне. Случалось, что ее находили ночью крепко спящей в далеких от дома местах, и когда ее уносили наверх в ее комнату, то она при этом не просыпалась. Однажды ее нашли в таком состоянии в одном из подземных коридоров, общающейся с каким-то призраком. Не могли помочь даже православные священники.

Тогда её дедушка А.М. Фадеев, который был главным попечителем калмыцкого народа и хорошо знал князя (нойона)  Сербеджаба Тюменя, по  его рекомендации показал маленькую Елену калмыцким ламам из Хошеутовского хурула. Как писала в «Разоблачённой Изиде» сама Блаватская: «Мы имели большие возможности хорошо ознакомиться с этим интересным народом Астраханских степей, в юности живя в их кибитках и пользуясь сердечным гостеприимством их князя Тюменя и княгини. В своих религиозных церемониях калмыки пользуются трубами, сделанными из бедренной и локтевых костей покойных правителей и верховных жрецов». Напомню, это случилось в 1837 году и стало для Елены первым осмысленным соприкосновением с буддийским миром. Её поразило много нового и необычного в нём, чего она прежде никогда не видела. Вне всякого сомнения, непривычные образы этого мира запали ей в душу.

В ХОШЕУТОВСКОМ ХУРУЛЕ

Ламы Хошеутовского хурула осмотрев маленькую Лёлю, никакой патологии в ней не нашли. Но необходимые ритуалы всё же, были сделаны и нужные молитвы прочитаны. Разумеется, родителям были даны рекомендации по воспитанию ребёнка. Буддийские  ламы и их религиозные ритуалы настолько запали в душу маленькой Лёли, что, как признавалась она позже: «… до 9 лет единственными "нянями", которых я признавала, были артиллерийские солдаты и калмыкские буддисты». Далее она вспоминает: « У калмыков-буддистов астраханских степей существует обычай делать своих идолов из пепла их сожженных князей и жрецов. Пишущая эти строки имеет в своей коллекции несколько маленьких пирамид, сделанных из пепла выдающихся калмыков, подаренных ей самим князем Тюменем». Вероятно, это было сделано ради того, чтобы оградить маленькую девочку от «злых» духов.

УДАРЫ СУДЬБЫ

Весной 1839 года состояние здоровья Лёлиной матери, Елены Андреевны Хан резко ухудшилось. И она, вместе с дочерьми Еленой и Верой (будущей известной детской писательницей Желиховской) поехала  на воды в Одессу, что бы поправить своё здоровье. В ноябре  этого же года её отец Андрей Михайлович Фадеев, получает новое назначение – управляющим палатою государственных имуществ Саратовской губернии. Вместе с родителями туда переехала и беременная Е.А. Хан, где и родила сына Леонида.  Служебная карьера деда складывалась удачно: через полтора года в апреле 1841 года там же в Саратове он  вступил в должность гражданского губернатора. К сожалению, отличавшаяся слабым здоровьем Е.А.Хан, несмотря на усилия лучших врачей, умерла 24 июня 1842 года на руках своих родителей.

После того как отец  П.А. фон Хан женился  через год во второй раз, Елена и ее младшая сестра Вера  стали жить в Саратове у дедушки и бабушки. В их доме оказалась большая, хорошая библиотека, где девочка нашла множество книг по оккультным наукам, алхимии, магии и т.п. Все это было жадно прочитано Еленой еще в отроческом возрасте.

В 1847 году деда Блаватской  А.М.Фадеева  повысили в должности: высочайшим указом назначили управляющим государственными землями в Закавказье. В связи с этим вся семья переезжает в Тифлис. В юности Елена Петровна отличалась взбалмошным и своенравным характером. Необычная история ее раннего замужества яркий тому пример. Пишут, что однажды гувернантка, обиженная какой-то из ее выходок, предрекла, что ей никогда не выйти замуж. Задетая этим, Елена Петровна сделала все, чтобы вскружить голову  43 –летнему генералу  Никифору Блаватскому,  вице-губернатору провинции Ереван. И, когда тот попросил ее руки, немедленно дала согласие. Как и следовало ожидать, этот скоропалительный брак оказался неудачным. Поженившись в июле 1849 г., супруги прожили вместе всего три месяца и, как писала позже сама Блаватская, ни разу не были близки. В сентябре Елена Петровна бежала из Еревана, где служил генерал Блаватский, к бабушке в Тифлис и объявила, что покончит с собой, если ее попытаются вернуть к мужу. Родные решили отправить ее к отцу в Одессу. Однако в Поти Блаватская пересела на другой корабль - английский парусник, который шел в Стамбул, - и тайно покинула Россию. С этого времени начались ее многолетние скитания по миру.

В ПОИСКАХ ЗНАНИЙ

Следующий период жизни с 1849 по 1853 годы биографы Е. П. Блаватской описывают с затруднением, так как сама она дневников не вела, и никого из близких, кто мог бы рассказать о ней, рядом не было. В целом представление о маршруте и ходе путешествий основывается преимущественно на собственных воспоминаниях Блаватской, которые местами содержат хронологические противоречия. Её бабушка Н. А. Фадеева говорила, что из родственников один отец знал, где находится его дочь, и периодически высылал ей  деньги. Она путешествовала по Ближнему Востоку, Европе. Покинув Старый Свет, Е. П. Блаватская отправилась в Канаду, затем в Мексику, Центральную и Южную Америку, а затем направилась в Индию, куда прибыла в 1852 году. Оттуда  в 1853 году пыталась проникнуть в Тибет, через Непал, но неудачно. Молодую женщину, одетую в светское платье, ни слова не понимающую по-тибетски, задержал английский военный патруль. Потерпев неудачу, Елена Блаватская поняла, что для того чтобы, попасть в Тибет, необходимо готовиться более основательно. Она возвращается в Россию.

ИНТЕНСИВНАЯ ПОДГОТОВКА

Биографы Блавтской промежуток 1853—1855 г.г.  скупо и лаконично характеризуют как период  «путешествий по Северному Кавказу».  Что она делала в это время, и какие места посещала, точно никто не знает. Мне же представляется, что она не столько  «путешествовала», сколько сидела в Хошеутовском хуруле, где её хорошо помнили, изучая тибетский язык и буддийские учения. Как известно, в те годы настоятелем этого известного религиозного заведения был знаменитый  Учитель гелюнг - астролог Зунгру-Араши, обладающий мистическим титулом «задычи». Эти люди были в силах созвать и разогнать дождевые тучи, произвести дождь и грозу, усмирять бунтующие стихии. Народ воздавал им особые почести, а тела их после смерти предавались сожжению, которого удостаиваются только владельцы и старшие гелюнги. Под руководством ламы Зунгру - Араши, опытного тантриста и адепта этого мистического направления Блаватская изучала Калачакру и другие не менее «крутые» учения.

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МЕЧТЫ

Лама Зунгру по окончании курса обучения подарил Елене  свой талисман, который, по мнению Учителя, должен был открыть ей «дорогу». Сама Блаватская по этому поводу писала: «Принадлежащий мне талисман — это обыкновенный агат. В Тибете и других местах его называют "А-ю" и ему присущи таинственные свойства. На нем выгравирован треугольник и в этом треугольнике мистические слова. Такие камни буддисты-ламаисты высоко ценят, ими украшен трон Будды. Далай-Лама носит такой камень на четвертом пальце. Их можно найти в Алтайских горах и вблизи реки Ярхун. Мой талисман принадлежал раньше очень уважаемому жрецу-калмыку и дан мне в дар». Основательно подготовившись, Блаватская во второй раз отправилась через Японию в Индию. А оттуда удачно проникла в  Центральный Тибет, переодевшись в платье монгольского шамана. В Тибете она прожила семь лет. Чудесный  талисман из агата помогал ей во всём. Позже тибетские адепты позволили ей ознакомиться с  секретными древнейшими текстами на сензарском языке. Тексты  этих трактатов, переведённые на английский язык, воплотились в виде книги, название которой «Тайная доктрина».


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий