Главная История Оренбургские калмыки-казаки

Оренбургские калмыки-казаки

Оренбургские калмыки-казакиВ 1725 году Военная коллегия царского правительства зачислила на казачью службу 110 человек из кочевавших по реке Яику (ныне р. Урал) 684 калмыков. Таким образом, этот год считается началом службы калмыков в составе Яицкого казачьего войска. Оренбургский губернатор И. Неплюев высоко оценил службу наших соплеменников в своей докладной записке в Военную коллегию: «…калмыки немало и с немалым подспорьем и исправностью во все наряды обще с русскими употребляются, ибо они натурально люди военные и воинскому действию легчайшие…».

Новый приток калмыков (свыше 500 человек) в Яицкое казачье войско пришёлся на 1738-1742 годы. Вначале с разрешения тайного советника В.Татищева, а затем с официального указа Военной коллегии. Служба калмыков в казачьих войсках так понравилась местной администрации, что в конце декабря 1744 года губернатор Неплюев вновь обратился в Сенат и Коллегию иностранных дел с просьбой пополнить Яицкое войско калмыками старшины Цойберды и Лари Гецюля, у которого под управлением было 70 кибиток.

Ходатайство губернатора ввиду того, что «крепости на новой линии казаками оскудевают», было, как говорится, «на грани фола». Ибо он прекрасно понимал, что царское правительство ограничено договором с правителями Калмыцкого ханства о том, чтобы без их согласия подданных ханства никуда не принимать.

Однако Сенат, осознавая трудности и важность заселения территории новой губернии, своим указом от 12 июня 1745 года разрешил этим калмыкам поселиться в Оренбурге, откуда их можно было легко зачислить в Яицкое войско. Круг обязанностей калмыков-казаков сводился в основном к сопровождению обозов и доставке почты. Жалованье за службу им не выплачивалось.

В 1746 году по новому правительственному указу в состав Яицкого войска было принято ещё 62 кибитки калмыков, и в 1748 году в составе войска насчитывалось 470 калмыков. Они добровольно исполняли казачью службу за предоставление свободных кочевий по Яику и право беспошлинной торговли на этой территории. В 1749 году калмыцкий хан Дондук-Даши настоятельно потребовал от царского правительства выполнить договорённости и вернуть бывших своих подданных с Яика на Волгу.

Однако калмыки, во избежание возврата, приняли православную веру и остались в составе войска. В 1751 году Военная коллегия разрешила губернатору зачислить в штат Оренбургского войска новые группы православных калмыков владельца Семёна Хошеутова и зайсанга Василия Дельдеша. Первого планировалось использовать в должности полковника во вновь организуемых ротах из калмыков и мелких нерегулярных соединений с выплатой жалованья 120 рублей в год. Второй должен был стать его старшиной. Но поскольку Сенат не утвердил им оклады, то губернское начальство вынуждено было выплачивать им соответственно 10 и 3 рубля в год из местной казны.

В 1753 году Военная коллегия поручила Неплюеву провести реорганизацию Яицкого войска с целью усиления охраны пограничных районов от набегов, организуемых казахской знатью, а также для усмирения возможных волнений среди крепостных крестьян, казацкой бедноты и нерусских народов. Проект Неплюева предусматривал доведение численного состава Яицкого войска до 3572 человек и разделение их на семь станиц.

Однако для реализации этого проекта не хватало людей. Поэтому он предложил пополнить войска калмыками, кочующими в количестве 59 кибиток под Оренбургом и их соплеменниками, вернувшимися большими партиями из казахского плена. При реорганизации Яицкого войска в нерегулярный корпус губернатор Неплюев включил свободных от службы калмыков во главе с Хошеутовым и Дельдешем.

Войсковым атаманом корпуса был назначен полковник Хошеутов с годовым жалованьем 120 рублей. Штат корпуса состоял из войскового есаула с окладом 80 рублей, 10 сотников, одним из которых был зайсанг Дельдеш с окладом 50 рублей в год и 1000 казаков. Из-за малых размеров жалованья служивому люду было трудно прокормить свои семьи. Поэтому в свободное от службы время рядовым казакам и калмыкам разрешалось заниматься торговлей и различными промыслами.

Таким образом, Оренбургское казачество возникло отличным от других казачьих войск путём. Если Донское, Яицкое и Терское войска образовались из беглых крестьян, холопов и служивых людей, то Оренбургское было сформировано в административном порядке правительством царской России.

Вследствие этого оренбургские казаки никогда не имели вечевого (от слова Вече) устройства «вольных казачьих общин» с их широким демократизмом. Первый оренбургский губернатор Неплюев ходатайствовал перед правительством об оставлении всех беглых крестьян в построенных областях. После разрешения из Петербурга они в числе 2415 человек были зачислены в казаки и наряду с калмыками составили первую военно–административную единицу Оренбургского войска – Оренбургский нерегулярный корпус.

В мае 1755 года Сенат утвердил штат Оренбургского войска в числе 5877 человек, состоявших из Оренбургского нерегулярного корпуса, казаков Яицкого войска, казаков Ставропольского калмыцкого войска и казаков Уфимской и Илецкой провинций. Из указанного числа казаков 1797 получали жалованье от казны и назывались «жалованными» казаками, остальные же служили за свой счёт, пользуясь за службу земельными угодьями. Для управления ими была учреждена должность войскового атамана и при нём войсковая канцелярия.

В декабре 1753 года губернатор Неплюев представил в Коллегию иностранных дел проект комплектования в составе Оренбургского корпуса особой калмыцкой роты из 100 человек под руководством Хошеутова. Это был прообраз нынешнего «спецназа». Однако Сенат, разрешив учредить роту (дело нужное!), не утвердил предложенное штатное расписание и денежные оклады. «Жалованья оренбургские калмыки никакого не получают, писал впоследствии историк П. Рычков, - токмо даётся означенному владельцу по десяти, да зайсангу по три рубля в месяц». Впоследствии всех крещёных калмыков зачислили в штат войска на правах казаков. В летнее время все служивые оренбургские калмыки распределялись по казачьим форпостам.

За усердную службу многие калмыки были произведены в офицерские чины. Так, со временем командиром корпуса был назначен полковник Андрей Анчуков, этнический калмык, начавший службу ещё в 1743 году. В штате этого же корпуса состоял в звании сотника калмык Иван Чавдыр, хорунжий Илья Басанов и три капрала - Василий Видоков, Василий Церин, Прокофий Батыр. Их соплеменники капрал Василий Индонов служил на форпосте за Яик, а ротный сотник Иван Чавдыр нёс службу на Худоложском форпосте.

По архивным документам середины 60-х годов XVIII столетия известно, что в 1766 году в штате Оренбургского нерегулярного корпуса состояли калмыки: полковник Андрей Анчуков, войсковой писарь Василий Могутов, из десяти ротных сотников двое были калмыки, из сорока капралов трое так же были этническими калмыками. Из 1000 рядовых казаков 200 были калмыцкой национальности.

В дальнейшем число служилых калмыков–казаков увеличилось за счёт притока соплеменников из Джунгарии, беглых из казахского плена, а также покинувших Калмыцкое ханство и принявших православную веру. Таким образом, мы видим, что в Оренбургском казачьем войске того далёкого времени числилось несколько сот служилых калмыков. Они не только были приравнены в правах к казакам, но некоторые из них получили командные посты.

Калмыки-казаки Оренбургского казачьего войска принимали активное участие в Отечественной войне 1812-14 гг. против Наполеона, в Первой мировой войне и других войнах, которые вела Россия против своих недругов. Оренбургские калмыки, также как и терские и кумские, были переселены из прежних мест своего проживания в Калмыцкую степь уже в начале 20-х годов ХХ столетия. Где сполна разделили все тяготы жизни своего этноса.

Из числа наших современников наиболее известным потомком Оренбургских калмыков-казаков является замечательный хирург Пётр Жемчуев (1902-1974), именем которого названа республиканская больница, а также недавно ушедший из жизни его сын Виктор Петрович, основатель рентгенологической службы Калмыкии.

Источник: газета «Элистинский курьер»/Арсланг Куприн.


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий