Главная История Переход (Глава 10)

Переход (Глава 10)

Калмык(Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5, Глава 6, Глава 7, Глава 8, Глава 9)

ЧАСТЬ IV. Во благо России

ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

Пространство низовья Волги в XVII – XVIII веках российским правительством рассматривалось как важнейшая стратегическая зона в период войн с южными соседями – Персией, Османской империей и Крымским ханством. Это был удобный плацдарм для базирования крупных военных сил, особенно конницы, для которой использовался дешёвый подножный корм. К тому же, этот регион находился рядом с театром многочисленных войн на Северном Кавказе, откуда за кратчайший срок можно было оказать помощь боевым подразделениям свежим пополнением. Появление на Нижней Волге калмыков с очень мощным военным потенциалом превратило этот регион и прилегающие к нему земли из «проходного двора» в надёжный кордон на пути турецко – крымских войск в центральную Россию. Райская жизнь для крымских татар, когда они свободно шли на Москву и жгли русские города, в 40-х годах XVII столетия закончилась. Теперь, чтобы добраться до Москвы, им надо было пройти через калмыков, а это было для них практически невыполнимой задачей.

В то далёкое время наших предков ещё боялись и уважали со страшной силой. Напомню, что донские казаки, которые тогда ещё не входившие в состав Российского государства (это случилось 28 августа 1671 года) обратились в 1642 году к калмыкам за помощью в борьбе с азовскими и крымскими татарами. Это очень сильно встревожило крымского хана. Своё беспокойство он выразил русскому послу в Крыму, а затем направил в Москву специального посла Османа Челебеева с нотой протеста, где он требовал прекращения дальнейших связей калмыков с донскими казаками. А, что могла сделать Москва? Тогда она могла только просить калмыков и донских казаков «не дружить» и только. Вопреки всему в 1648 году калмыки во время похода тысячного отряда в Крым, подписали с донскими казаками договор о заключении оборонительного и наступательного союза против татар, а также поддержании в будущем постоянных дружественных отношений.

Уже к середине XVII века калмыки начинают свободно кочевать по обоим берегам Дона. Из отписки астраханского воеводы князя Г. С. Черкасского видно, что царские власти не ограничивались пассивной ролью в вопросе о кочевьях для калмыков. Разрешение кочевать им там или здесь сменяются теперь настойчивыми призывами, обращенными к калмыкам, чтобы они кочевали именно на правой, обращенной к Крыму, стороне Волги. Эти документальные сведения подтверждают наши выводы, что Россия была очень заинтересована в появлении между Астраханью и Доном калмыков, располагавших мощным войском. Военные походы в Крым и оборонительные мероприятия намного удобней было проводить из приволжских и придонских степей, чем из-за Волги. И не случайно в декабре 1664 г. Мончак получил царскую грамоту, которая «похваляла» калмыков за то, что они перешли на «нагорную сторону Волги». По этому поводу историк П. С. Преображенская писала: «Размещение калмыцких кочевий на Правобережье Волги создавало заградительный кордон от нападений с юга на русские пределы».

Согласно росписи, подписанной 16 июня 1661 г. Мончаком на основании шерти от 8 июня, тайша Дайчин должен был отправить в поход на крымского хана 5 тысяч человек. Мончак, Ман?ик и Дара вели отряды по одной тысяче человек, а остальные тайши по 500 человек. Это значило, что Русское государство в лице калмыков получает сильного военного союзника на юге, способного оградить от нападений крымских татар и при необходимости способного нанести по Крыму молниеносное нападение силами многотысячной конницы. Еще в конце 1660 г. астраханский воевода Г. С. Черкасский сообщал в Посольский приказ, что «по многие посылки» «помня, они тайши (Дайчин, Мончак и Ман?ик) твой, великого государя, указ и повеление и по наговору Касбулата-мурзы Черкасского отправили свои войска на Крым, Азов, Темрюки, Табан, Больших и Малых ногаев, на всех на тех, которые к крымскому хану голдуют». Зимний поход на Крым калмыков, о котором сообщал Г. С. Черкасский, был удачным; только у ногайского мурзы Навруза «четыре тысячи языря взяли».

Согласовывали свои действия с калмыками через посредство астраханского воеводы Григория Черкасского и донские казаки. Так, в марте 1661 г. к калмыкам были отправлены Федор Бузан и Степан Разин. Посланцы донского атамана Корнилы Яковлева обговаривали с калмыками конкретный план похода против крымских и ногайских мурз. И в мае Григорий Сунчалеевич получает согласие калмыков на совместный поход на ногайских мурз Каракасая, Салтанаша, Ислама, намеревавшихся перейти кочевать в Крым. Это стало возможным благодаря совместным усилиям донских казаков во главе со Степаном Разиным и Касбулата Черкасского. Уже в начале августа 1661 г. Касбулат Муцалович прибывает в Астрахань с тысячью калмыками. 13 августа объединенные калмыцкие, кабардинские и казачьи отряды во главе с Касбулатом Черкасским отправились на Терек.

Таким образом, калмыки в интересах России проводят целый ряд активных военных выступлений. Русское правительство, начиная с 60-х гг. XVII в., уже доверительно относится к калмыцким тайшам и признает их заслуги, в знак чего в 1664 г. им отправляется русское военное знамя. Это значит, что калмыцкое войско признается составной частью русской армии.

РЕШЕНИЕ СЪЕЗДА - В ЖИЗНЬ!

Весной 1663 года из Джунгарии на Волгу перекочевали 100 тысяч хошутов во главе с правителем Кунделен Убуши и его сыном Дорджи. Эта была реальная сила. Убедившись, что авторитет Мончака растёт не по дням, а по часам под его знамена встал лидер дербетов Солом – Церен. Мне представляется, что численность калмыков к тому времени приближалась к полумиллиону и наши предки представляли военную силу, способную выставить против любого противника около 100 - 150 тысяч бойцов.

Естественно, царское правительство прекрасно понимало, что это за сила. Поэтому в 1663 году в Сарпинских степях по инициативе Москвы был созван съезд с участием всех калмыцких тайшей и нойонов, где в качестве представителя Российского правительства был задействован астраханский воевода Григорий Сунчалеевич Черкасский. (Кстати, его родная племянница кабардинка Абайхан Муцаловна была замужем за ханом Аюкой)

Съезд принял решение, что калмыки примут участие в борьбе России с Крымским ханством, для чего началась мобилизация военных сил, формирование новых отрядов.

Не откладывая дела в долгий ящик, Мончак в этом же году начал военные действия против крымских татар. Его двоюродный брат Дугар стремительным броском на Перекоп напал на татарские заставы, перебил много противника, захватил войсковое знамя, провианта и вооружения, а также 400 лошадей. Лидер дербетов Солом - Церен, по плану совместных действий, со своим войском соединился с запорожскими и донскими казаками во главе со Степаном Разиным и ввязался в бой с крупными силами крымского хана в районе Молочных вод недалеко от Перекопа. В результате жестокой схватки дербеты одержали победу, захватив большое количество пленных во главе с командующим Сафар - Казы - оглы.

Не менее успешно вёл боевые действия под Азовом сын Мончака, будущий калмыцкий хан молодой Аюка. Допросив пленных, Мончак выяснил, что в Крыму находится некий турецкий паша, который по поручению турецкого султана проводит активную работу по сколачиванию союза крымских, астраханских, башкирских и казанских единоверных мусульман против Москвы. Одновременно в планы турецких властей входила также попытка вовлечь в этот военный союз и калмыков во главе с самим Мончаком. Как верноподданный российского царя Мончак немедленно информирует об этом российское правительство, за что получает высочайшую благодарность и дозволение кочевать со своими улусами даже по Дону и его притокам – Хопру и Медведице.

Активные наступательные действия кал- мыков на крымском направлении позволило русскому правительству использовать главные вооруженные силы в войне против Польши.

После Андрусовского перемирия с Польшей в начале 70-х годов XVII века стали назревать новые военные события с Турцией и Крымским ханством. В связи с предстоящими событиями российское правительство решило объединить военные силы калмыков, запорожских и донских казаков в одну боевую единицу. А для этого было решено привести оные силы к верности и присяге. Для решения этого важного вопроса по трём адресам были направлены специальные уполномоченные правительства. На Дон в Черкасск 24 августа 1671 года прибыли стольник (сейчас это полковник) Григорий Касогов и дьяк Андрей Богданов с царской грамотой, денежным жалованием, хлебными запасами и артиллерийскими боеприпасами. Их сопровождал отряд ратных людей в тысячу человек. Три Круга пришлось созывать войсковому атаману, чтобы добиться принятия решения о приведении Войска Донского к присяге русскому царю! Четыре дня казаки не соглашались и протестовали против присяги, но после недавнего разгрома разинского движения воля Круга была надломлена и верх взяла партия послушания Москве. Решили присягу принять. Запорожские казаки также не без колебаний приняли присягу.

К калмыкам были направлены опытные переговорщики: Зима Волков к тайше Мончаку, Иван Горохов к тайше Ловзану. Послы привезли царское жалование в виде драгоценных вещей. Во время встречи необходимо было решить две задачи: в – первых, подтвердить подданство калмыцких тайшей Российскому государству; во – вторых, подготовить значительный воинский контингент к весеннему походу 1672 года вместе с донскими казаками на Крым. По обоим пунктам калмыки дали положительный ответ. Однако в конце 1671 года тот же Горохов вновь прибыл к Мончаку с новым предложением: калмыцкие предводители должны провести с крымским ханом переговоры и уговорить его разорвать союз с польским королём с последующим прекращением военной помощи полякам.

Как видим, Москва, опираясь на авторитет калмыцких лидеров, решила столкнуть лбами двух своих злейших врагов - крымских татар и поляков. Но сделать это надо было так, будто инициатива исходила не от русских, а от калмыков. Надо отметить, что план удался. Планируя напасть на Крымское ханство, России удалось ослабить альянс «Польша – Крым».

Между тем, в калмыцкой степи произошли события, повлекшие за собой далеко идущие последствия. Территорию Калмыцкого ханства покинул тайша Дугар со своим улусом в 15 тысяч человек, а за ним его брат Бёк. Они со своими улусами откочевали на территорию Войска Донского. Сей факт сыграл на руку московскому правительству. Кому то в голову пришла «гениальная мысль»: а не сделать ли нам из калмыков казаков, и тем самым заполучить безболезненно в свои руки «дешёвую» военную силу. Для этой цели в донские степи направляется спецпредставитель царского двора Леонтий Копнин. Вначале он посетил донских казаков, а затем ставку Дугара. Как бы между прочим, Копнин спросил у тайши, как он смотрит на то, что он и его люди войдут в прямое подчинение Москве и войдут в прямое российское подданство, в качестве военного казачьего сословия, естественно получая все льготы военной службы и земельные наделы. Дугар ответил, что вопрос конечно «интересный», но для этого придётся отказаться от своего улуса, от звания тайши и стать «военным рабом». Поэтому он пока имеет возможность отклонить столь лестное предложение.

Понадобилось ровно 60 лет, чтобы этот план осуществился. 18 июля 1729 года (280 лет назад!) донские калмыки были насильно причислены к Донскому войску и переданы во введение Донского атамана и войскового Правления. Эта дата и есть дата рождения нового субэтноса калмыков – бузавов. Вот такие были времена…

Продолжение следует.

Источник: Элистинский курьер от 16 июля 2009, автор Эрдни Михалинов.


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса