Главная История Переход (Глава 4)

Переход (Глава 4)

Калмык(Глава 1, Глава 2, Глава 3)

ЧАСТЬ I. ПЕРВОЕ СТОЛЕТИЕ

НАШЕСТВИЯ

В конце XVI века Россия получила «царский подарок» - горстка казаков во главе с Ермаком разгромила войско хана Кучума. Сибирское ханство было ликвидировано и присоединено к России. Перед Российским государством открылось свободное пространство от Уральских гор до Тихого океана. Но главной проблемой оставалась западная часть московского государства.

В 1575 году участились набеги запорожских казаков на Крым. Это позволило освободить значительную часть русских войск от несения сторожевых функций и провести военную кампанию в западном направлении. В начале апреля русские войска, возглавляемые воеводой князем Никитой Романовичем, захватили крупный город-порт Пярну, расположенный н6а берегу Балтийского моря. Захват города дорого обошёлся русским, погибло свыше 7 тысяч воинов. В следующем году с меньшими потерями был захвачен город - порт Хаапсалу.

23 января 1577 года 50-тысячная московская армия подошла к Ревелю (сейчас г.Таллинн) и осадила его. Несмотря на пятикратное превосходство в численности и в вооружении, город захватить не удалось. Ревельский гарнизон во главе с генералом Г.Горном проявляли чудеса храбрости и героизма: помимо защиты города от атак неприятеля, по ночам осуществляли вылазки – убивая людей, уничтожая туры, забивая пушки. При осаде города от пушечного ядра погиб второй человек в московской армии – воевода и князь И.В. Меньшой - Шереметев. После неоднократных безуспешных приступов, 13 мая 1577 года командующий войсками воевода князь Фёдор Мстиславский приказал снять осаду, велел сжечь русский лагерь и передал защитникам города, что русские скоро вернутся.

В начале сентября 1577 года русское войско (28 тысяч воинов), ведомое князьями И.И.Голициным и В.Л Салтыковым окружило крупный торговый город Венден. Жители города и военный гарнизон в полторы тысячи воинов заперлись во внутренней крепости города и начали отражать атаки московитян. В ходе беспрерывного артобстрела города, значительная часть крепостной стены была разрушена, но город продолжал держаться. Помощь пришла неожиданно: 23 сентября польские войска во главе с воеводой Новохорцким (3 тыс. воинов) и войско короля Шведского (5 тыс. воинов) в час пополудни неожиданно и решительно нападают на неприятеля. В результате ожесточённой схватки было убито свыше 6 тысяч русских воинов, погибло много бояр и князей. Большое количество московитян попало в плен. Небольшая часть спаслась бегством. Знатного московского воеводу князя Ивана Оболоцкого привязали к жерлу захваченной большой пушки, именуемой «Волк», и разнесли в клочья. По итогам сражения было захвачено 24 пушки, весь провиант и амуниции.

Летом следующего года царь Иван IV Грозный вновь послал для захвата Вендена значительный военный контингент под командованием воеводы князя Ивана Фёдоровича Мстиславского. Вновь после продолжительной бомбардировки в стене города была пробита большая брешь. Осаждённые терпели крайнюю нужду и голод. Однако узнав о приближении польско – шведской помощи (воеводы Дембинский, Бюринг, Ходкевич) московитяне сняли осаду, и, уклонившись от сражения, спешно отступили.

21 октября 1578 года объединённые шведско – польско – немецко – литовские войска под командованием шведского генерала Бое и гетмана Сапеги вновь сошлись под Венденом с московскими войсками под руководством князя Ивана Юрьевича Голицина и татарского воеводы Василия Абишевича Тюменского. В упорном бою первыми не выдержали натиска татары и бежали. Остальных спасло наступление темноты. Ночью князь Иван Юрьевич Голицин, князь Щелкалов и другие, трусливо бросив войска, бежали в Дерпт. Утром следующего дня бой возобновился. Оставшись без командира, русское войско было разгромлено. Русские потери составили свыше 7 тысяч человек, 18 орудий и весь обоз. Летописи описывают, что русские пушкари, не желая сдаваться в плен, повесились на своих же орудиях.

Итоги битвы под Венденом осенью 1578 года показали удручающую слабость русского войска. Битва положила конец скромным военным успехам русского войска в Ливонской войне. Иван Грозный стал искать мира. Однако король Речи Посполитой Стефан Баторий решил продолжать войну.

ПОЛОЖЕНИЕ УХУДШАЕТСЯ

В конце июля 1579 года король Баторий начал продвижение на Полоцк, попутно захватив крепости: Козьян, Красный и Ситну. О планах Батория идти на Полоцк или Смоленск ещё за месяц до этого сообщал Ивану Грозному его гонец А.Михалков, вернувшийся из Польши (кстати, предок кинорежиссёра Никиты Михалкова – Э.М.). 16 тысячная армия Батория без особых усилий подошла к Полоцку и обложила его. Город защищал гарнизон численностью 6 тысяч человек во главе с воеводой князем В.И.Телятевским. После длительной и мужественной обороны Полоцк 1 сентября 1579 года капитулировал, и король Стефан Баторий въехал в город. Известный историк А.А.Зимин пишет: «Баторий город «взял изменою, потому что воеводы были в Полоцке глупы и худы: как голов и сотников побили, и воеводы королю и город сдали, а сами били челом королю в службу». После падения Полоцка Баторий считал кампанию законченной. Взятие крепостей Туровли (4сентября), Сокола (25 сентября) и Суши (6октября) было её заключительным аккордом.

28 августа 1580 года войска Стефана Батория подошли к городу Великие Луки и после недельной осады захватили крепость. Через две недели после падения Великих Лук,21 сентября 1580 года войско Брацлавского воеводы Филипповского разбило полки воеводы князя Василия Дмитриевича Хилкова под Торопцом. 18 августа 1581 года 50- ти тысячная армия Батория подошла к Пскову. Крепость защищали 30 тысяч стрельцов и горожан под командованием воевод Василия и Ивана Шуйских. За время обороны (8 сентября – 1 декабря) псковитяне выдержали 31 штурм, 231 приступ и произвели 47 вылазок. Изнурительная осада города – крепости не дала должных результатов. Наступали зимние холода, и Стефан Баторий даёт приказ снять осаду и отводить войска.

5 января 1582 года было заключено Ям – Запольское перемирие. По условиям этого соглашения Иван Грозный уступил полякам и шведам более 40 (сорока) русских городов и крепостей. Грозный ненадолго пережил своё поражение. В начале 1584 года у него открылась странная болезнь – какое - то внутреннее гниение. Здоровье его быстро разрушалось. Ещё совсем нестарый человек, он вскоре стал выглядеть дряхлым старцем. Тело его покрылось зловонными язвами. Ноги отказывались служить. Иван уже не мог ходить, и его носили в креслах. 17 марта царь сел играть в шахматы с князем Богданом Бельским, но, не успев кончить игры, упал и умер. Россия находилась на грани катастрофы.

УГРОЗЫ С ЮГА ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Летом 1591 года крымский хан Казы – Гирей по прозвищу Бора (т.е. «серый») с 150-тысячным войском вновь пошел на Москву. По дороге был захвачен и сожжён город Тула. Утром 4 июля крымская армия подошла к Москве и остановилась в подмосковном селе Котлы. В течение двух дней ожесточенных боёв москвичам удалось отстоять свой город. Справедливости ради необходимо отметить, что июльский поход 1591 года крымских татар на Москву полон таинственных загадок и вопросов. Например, известно, что, почувствовав, что Москву ему не взять «малой кровью», он отводит свои войска 6 июля. В Крым в конце июля вернулась лишь треть войска. Сам Казы – Гирей приехал в столицу ханства Бахчисарай ночью 2 августа, в те- леге, раненый с перевязанной рукой. Вопрос: где крымские татары в привычном для них походе потеряли около 75 тысяч человек?!

На следующий год, в мае 1592 года 30-тысячное войско под командованием Фети - Гирея вновь вторгается на южные окраины Московского государства. В результате дерзкого набега крымцам удалось пленить большое количество не укрывшихся в городах и крепостях русских людей. Атаки и преследования татарских войск крупными силами русскими было начато поздно и татарам удалось увести большинство пленных.

ПРОБЛЕМЫ НАРАСТАЮТ

Начало XVII века для молодого Российского государства получилось очень тяжелым: в 1601 году начался трёхлетний голод и мор, который унёс треть населения страны. В одной только Москве, куда в надежде на царскую милость толпами шли жители соседних уездов, на 3 братских кладбищах было захоронено более 127 тысяч умерших от голода. Помещики, оказавшиеся не в состоянии кормить холопов и дворовых слуг, изгоняли их. Обречённые на голодную смерть люди объединялись в разбойничьи отряды, грабившие и разорявшие целые округи. По самым приблизительным подсчетам, это «разбойное движение» охватило 19 западных, центральных и южных районов Руси.

Как мы видим, Российское государство накануне прихода калмыков переживало времена даже хуже, чем во времена нашествия Батыя. Мы, современные калмыки, введённые в заблуждение насквозь лживой российской историографией, почему-то верим, что «на волжских берегах, в степях России, нашла приют Калмыкия моя». В – первых, в то тяжелое время в территорию Российского государства не входили степи. Южные границы государства в конце XVI века проходили по реке Жиздре (в современной Калужской области). Для охраны южных рубежей страны (реки Жиздра – Ока) русские вынуждены были постоянно держать «пограничные» войска численностью 20 тысяч человек. Вся огромная территория южнее этой черты называлась «диким полем» и не одно государство не могло с полным основанием назвать его своим. Как мы знаем из истории нашего народа, впоследствии эта территория была «отдана» на откуп нашим предкам для образования Калмыцкого ханства. Во – вторых, нам всё время пытаются внушить мысль о том, «что нас приютили». Но позвольте возразить, о каком «приюте» может идти речь, если это был по сути дела военно-политический блок двух абсолютно непохожих между собой народов: русских и калмыков. Осознавая, что дальнейшее проживание в «гордом одиночестве» может плачевно для них окончиться, Россия активно искала союза с ойратами, в то время, вне всякого сомнения, самой мощной военной силой во всей Азии, а может быть и во всем мире. Ведь не зря в 1598 году Россия направила к ойратским правителям тайную дипломатическую миссию в составе Бажена Константинова, Ивана Попова и Игната Кудряшова с предложением создать военный союз. Но ойраты почему-то не очень охотно пошли на это, было подписан только «протокол о намерениях». В 1616 году вновь была попытка наладить контакт с ойратами (миссия Т.Петрова и И.Куницина). Это свидетельствует о том, что Российское государство очень нуждалось в военной силе ойратов, этого народа – воина, для которого в то время не существовало реальных противников. Русским нужен был народ, для которого жизненный императив звучал так «жизни свои острию копья посвятим». Такого императива я не встречал ни у одного народа за всю историю человечества.

 

Источник: Элистнский курьер от 29 мая, Эрдни Михалинов

 


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий