Главная История Переход (Глава 7)

Переход (Глава 7)

Калмык(Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5, Глава 6)

ЛЕГЕНДА ОБ АМАЗОНКАХ

Итальянский путешественник Арканджело Ламберти в своём труде 1642 года «Описание Колхиды или Мингрелии» рассказывает о таинственных амазонках, проживающих около Каспийского моря. Воинственное племя, к которому они принадлежали, в своё время нападали на Московское государство (нашествие Батыя), а часть сделали набег на страны Сванетов и Карачоли (Карачаев), но были отброшены. Среди трупов воинов азиатской внешности нашли много женщин. Мингрельскому князю Левану II Дадиани показали тела этих красивых калмыцких амазонок, разодетых со свойственным женщинам вниманием и их вооружение.

Вот как описывает это вооружение Ламберти: «Это вооружение состояло из шлема, лат и поручей. Последние сделаны из нескольких малых железных пластинок, лежащих одна на другой. Планки панциря и поручей входили одна в другую и таким образом не стесняли свободных движений тела. К панцирю было привязано что-то вроде юбки, которая у них спускалась до колен. Она была сшита из шерстяной материи, похожей на нашу саржу, но такого яркокрасного цвета, что легко принять ее за самый лучший бархат. Крепкие, просторные (deliees) их полусапожки или ботинки были затканы с удивительным искусством блестками (papilloses) не золотыми, но сделанными из желтой меди (leton), проколотыми и нанизанными вместе на ниточки из козьего волоса. Их стрелы в четыре локтя длиною. Они позолочены во всю длину. На них насажен очень тонкий железный наконечник не с острым, как у иглы, концом, а с острием (taillant) в виде резца (d'un ciseau), в три или четыре линии. Князь Дадьян обещал большую награду тому из Сванетов и Карачаев (Caratcholi), кто доставит ему одну из этих женщин живою, если когда нибудь встретится подобная». Дореволюционный военный историк Василий Поттов своём 5-томном труде «Кавказская война» описывая этот случай, утверждает, что награду так никто и не получил.

По утверждению очевидцев, легендарная героиня Гражданской войны Нарма Шапшукова в сабельном бою одинаково виртуозно владела правой и левой рукой, а из винтовки на скаку простреливала подброшенную вверх папаху. Вот такие были наши прапрабабки!

РЕМАРКА №4

Изучающий историю государства Российского, не встретит таких терминов как «колонизация», «захват чужих территорий», «оккупация», «агрессия», «колониальные войны». В ее историографии, как правило, пользуются лишь такими выражениями, как «освоение новых земель», «мирное вхождение в состав русского государства», «воссоединение», «мирные деяния русских землепроходцев». Иногда можно встретить даже такие утверждения: «...единственная страна в мире, не знавшая колоний, это – Россия!». Мы понимаем, что эти мифы были созданы правителями «народа – победителя» для сокрытия своих неблаговидных деяний, совершенных против соседних нерусских народов в ходе своих колониальных войн. К примеру, за период от Ивана Грозного до Екатерины II территория Российского государства увеличилась в 400 раз! В российской историографии это называется «собиранием земель». Живучесть этого мифа в сознании русского народа можно объяснить только беспрерывной реанимацией этой лжи на государственном уровне. Это, к сожалению, продолжается и в настоящее время.

Политические деятели России, пытаясь отвергнуть любой ценой, суверенитет национальных республик, утверждают, что на безбрежных просторах Евразии к моменту их захвата русскими, якобы не было государственных образований, не было народов – носителей устоявшихся традиций, бродили там, в «диком поле» кочевые, полудикие племена, поклонявшиеся идолам и огню, разбегавшиеся от страха, услышав звуки оружейных выстрелов. Особенно настойчивы попытки применить эту махрово-расистскую теорию в отношении территорий Поволжья, Урала, Казахстана и Сибири. История же однозначно гласит, что в этих регионах к моменту русского нашествия существовало множество государств: Казанское, Астраханское, Ногайское, Сибирское и другие ханства. На пути экспансии русские войска «огнем, мечом и крестом» сметали целые государства, народы, венчая свои грабежи и невиданный в истории человечества кровавый разгул насильственным крещением народов под угрозой поголовного уничтожения непокорных (судьбы марийского, чувашского, мордовского и других коренных народов Поволжья). Чудовищные преступления русских войск были столь потрясающими и необычными даже для того времени жестокого средневековья (например, резня в Казани 2 октября 1552 года во времена Ивана Грозного), что вынудило Папу Римского обратиться к русскому царю с посланием о недопустимости для христиан совершения столь немыслимых, жестоких злодеяний.

С грустью приходится констатировать, что наши предки принимали самое активное участие в экспансионистской политике России в XVIII –XIX в.в., особенно в кавказском направлении. К примеру, по утверждению Г. Н. Прозрителева (1849-1933г.г.) «Кавказ завоёван руками калмыков». Из всех народов современной России, только мы, калмыки, не были завоёваны. Мы никогда не воевали против русских, нас пригласили «пожить» в России. И мы, действительно добровольно (без кавычек!) вошли 400 лет назад в состав Российского государства. Этот поступок ойратских правителей позволил русским «сохранить лицо» перед тогдашней мировой общественностью. Согласитесь, трудно обвинять русских в жестокости к покорённым народам, когда сами калмыки захотели жить в «империи зла». Возможно, эти тонкости «политической психологии» были невдомёк «отцам-основателям» «единой и неделимой: но факт остаётся фактом, калмыки пришли в пространство тогдашнего Российского государства за несколько тысяч вёрст из далёкой Джунгарии в поисках легендарной страны – Бумбы.

Поэтому, празднование «400-летия» это не только праздник для калмыков, но и для русских. Стала ли Россия «матушкой» для калмыков за эти 400 лет? Увы, к великому огорчению, нет. Отдав всю свою «пассионарность», все свои жизненные соки на благо России, калмыцкий народ сейчас находится в плачевном состоянии. Под угрозой исчезновения язык и культура, численность калмыков равна численности райцентра Волгоградской области, к примеру, города Камышина. В экономическом плане мы стабильно плетёмся в «хвосте», униженно выпрашивая «подачки» у Москвы. «Сильный, здоровый народ, одарённый способностями и необыкновенно выносливый физически с приходом на Волгу, начинает, как бы дряхлеть», пишет в своей книге «Военное прошлое наших калмыков(1812-1912)» Г. Н. Прозрителев. Он прав. Если человек, постоянно сдавая свою кровь на благо других людей, взамен не получает восстанавливающего питания, он будет также быстро дряхлеть. Так и мы. Будучи народом - «донором» для России, мы исчерпали свои жизненные ресурсы. Участие в бесконечных войнах за «интересы» России (всего 28 войн) безжалостно уносило сотни тысяч калмыцких жизней. Гибли самые отважные и сильные сыны народа, в основном молодые ребята 18-25 лет. Людской ресурс не успевал восстанавливаться (необходима передышка в 10-15 лет). Грубо говоря, калмыки были той самой «обезьяной», что таскала без устали каштаны из огня для своего «хозяина». Возможно, правы, некоторые наши современники, утверждающие, что приход калмыков в Россию был трагической ошибкой этноса. К сожалению, четырехсотлетняя история унижений и страданий калмыков в России подтверждает эту точку зрения. А вообще, сейчас «кому на Руси жить хорошо»?

К БЕРЕГАМ ВОЛГИ

Более чем двухлетний период «Семибоярщины» завершился избранием 13 апреля 1613 года ничем не примечательного 16-летнего отрока Михаила Романова русским царём. «Это был недалёкий мальчик, который наблюдал за событиями из окна своего терема и покидал его, лишь отправляясь в церковь» (А. Б. Широкорад «Тайная история России», М. 2007) Думаю, нет смысла подробно останавливаться на парадоксах российской истории, но я часто ловил себя на мысли, что История России это покруче любого детектива. Как бы там ни было, наступила трёхсотлетняя «эпоха Романовых - Готторпов». Эпоха, в которой пришлось жить нашим предкам.

Очень вскоре на повестку дня вновь встал «калмыцкий вопрос». В 1616 году царским правительством была послана делегация в Джунгарию к дербетам в составе Томило Петрова и Ивана Куницына. Цель поставлена всё та же: «прозондировать почву», склонить ойратских правителей к скорейшему вхождению в состав России. На то были веские основания, так как до Москвы доходили сведения, что «ойраты оказались в весьма сложном положении», в результате возобновления военных действий против братьев – халхасов, братьев – ногайцев и Бухарского ханства. Миссия «Петрова – Куницына» также докладывала своему начальству о разгоревшейся вновь междоусобице среди ойратских вождей. В апреле 1623 года они докладывают в Москву: «…и им де от людей Алтын-хана и от мунгальцов, и от бухарцов и от ногайцов теснота великая…»

Вероятно, все–таки, им агитационно-пропагандистская работа удалась, так как вскоре дербеты и торгуты вновь направились в пределы Русского государства. Откочёвка дербетов проходила в северозападном направлении по коридору, пролегающем между Барабинской, Телеутской степями и казахскими землями в район Кара–Кумов. Торгуты двинулись севернее и в 1625 году по старой памяти оказались недалеко от города Тары. Накануне отхода лидер торгутов Хо-Урлюк поссорился с лидером дербетов Далай–Батыром. Он понимал, что лидеры хошутов и цоросов не очень приветствуют его решение пойти на услужение к «урусам» и в междоусобице будут на стороне дербетов.Ему надо было пройти между «Сциллой и Харибдой»: позади родная, но беспокойная Джунгария, впереди холодная и незнакомая Россия, обещающая прекрасные перспективы. Как мальчишка в магазине игрушек он выбрал Россию. Назад пути не было.

Источник: Элистинский курьер от 18 июня, автор Эрдни Михалинов (продолжение следует)


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса