Главная История Переход (Глава 5)

Переход (Глава 5)

КалмыкПятая глава статьи «Переход», посвященная событиям начала XVII века.

(Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4)

ЧАСТЬ II. ПУШЕЧНОЕ МЯСО

РЕМАРКА №3

На Невском проспекте в Санкт-Петербурге есть небольшое уютное кафе, которое я с удовольствием посещаю, бывая в этом городе-музее. А всё началось с лета 1982 года. За столик, где я сидел и с аппетитом поглощал окрошку, попросился в кампанию молодой человек, примерно моего возраста, интиллегентного вида. «Наверное, какой - нибудь аспирант», - подумал я, и не ошибся. Разговорились. Оказалось, Геннадий, мой случайный собеседник, молодой историк, пишет диссертацию про Отечественную войну 1812 года. Приехав в Ленинград, изучает архивные материалы по теме своей научной работы. Узнав, что я калмык, почему – то обрадовался и рассказал мне одну очень интересную историю из тех далёких времён.

Однажды копаясь в архивах, он наткнулся на один любопытный документ. Это был наградной лист, где были сплошь калмыцкие фамилии. В пояснительной записке, говорилось, что командованием русских войск в разведывательных целях по тылам французов был отправлен взвод драгун, состоящий из офицеров. Для осуществления хозяйственно – технических нужд отряду был придан взвод калмыков из 1-го Астраханского полка. И когда однажды ночью разведотряд скрывался в небольшом лесу, неожиданно раздалась команда: «Рюс, сдавайся!». Оказалось, что французы их обнаружили и ждали удобного момента, чтобы окружить и пленить неприятеля. Далее на французском языке разведчикам популярно объяснили, что лес окружён, сопротивление бесполезно и будет весьма разумно, если русские сдадутся. Наши «манжики» ни слова, не понимающие по-русски, а тем более, по-французски, никак не могли понять, что за проблема неожиданно возникла.

Когда командир взвода калмыков, немного понимавший и говоривший по-русски, обратился за разъяснениями к начальству, ему объяснили, что отряд окружён и, по всей видимости, придётся сдаваться. Командир взвода стал объяснять ситуацию соплеменникам, но те его не поняли (в калмыцком языке нет слова, обозначающее понятие «сдаваться» - Э.М.).Когда, калмыки приняли решение, не смотря ни на что прорываться, русские смотрели на них как на сумасшедших: «Как они собираются это сделать, если, небольшой лесок окружён целым полком неприятеля!». Наши предки, по простоте душевной, выхватив свои сабли, «рванули» через самую гущу противника, что явилось полной неожиданностью для французов. Случайно наткнувшись на командный пункт, один из калмыков на полном скаку схватил какого – то француза и взвалил его на свою лошадь. Ориентируясь по звёздам, отыскали путь и к утру прибыли к «своим». Пленённый француз оказался генералом и весьма ценным «языком». Вопреки ожиданиям, что их отдадут «под трибунал», всех калмыков наградили орденами и медалями. На наградном представлении была собственноручная резолюция Михаила Кутузова: «Вот так надо воевать!».

ИСТОРИЯ КАК НАУКА?

Вне всякого сомнения, на рубеже XVI –XVII все догадывались, что падение некогда могущественного Сибирского ханства, не обошлось без «третьей силы». Но, кто это «третья сила»? «Архив Ермака», который мог бы пролить свет на многие «нестыковки», безжалостно уничтожен. Но кого это сейчас интересует?

Проблема нас, современных калмыков, заключается в том, что мы вынуждены изучать историю собственного народа по чужим «летописям». Авторы российских исторических письменных памятников относились к калмыкам или с большим уважением, если не с симпатией (Бичурин), или с плохо скрываемым высокомерием (Бакунин). Азиатские источники (китайские, персидские и др.) рисуют нас как злобный народ, пытающийся завоевать всё и вся. Даже сейчас мало кого интересует, что же там происходило на самом деле? История, как наука (а существует ли вообще такая наука как «история»? – Э.М.), всегда была на услужении политики. Даже сейчас, когда на дворе XXI век, нам пытаются «запудрить мозги», и внушить, что « это так и было». В результате появляются исторические фильмы типа «Кочевник», повествующий «о героической борьбе казахского народа против джунгарских захватчиков», где доблестные казахские воины, сплошь владеющие приёмами каратэ, однозначно побеждают злобных и коварных ойратов, в фильме из соображений политкорректности именуемых «джунгарами».

Мне абсолютно понятна мотивация руководителя дружественной России державы, вложившего собственные(!) немалые деньги в создание фильма и чуть ли не собственноручно написавшего сценарий фильма: казахи, получившие «халявный» суверенитет в результате распада СССР, имеют историческое право на территории, принадлежавшие когда- то другим народам. Конечно, казахские мальчишки и девчонки, восторгающиеся подвигами своих предков, не знают, кто такие «джунгары», но их родители и мудрые учителя, конечно, им обязательно объяснят, что «джунгары» это и есть «калмаки», ныне еле-еле сводящие концы с концами в Низовьях Волги. Нашим же «ханам» и «нойонам» жалко вкладывать собственные деньги в создание фильма « о героической борьбе ойратского народа против казахских (киргизских, халхаских, манджурских, китайских и т.д.) захватчиков, с приглашением допустим, Бернардо Бертолуччи или Стивена Спилберга в качестве режиссёра.

Наши «ахлачи», лучше будут себе строить роскошные особняки, напоминающие поместья, с собственными хурулами во дворе, купаться в роскоши, или по сорок раз в год ездить по «заграницам», на деньги налогоплательщиков, чем зададут себе вопрос, а как поднять свой народ с «колен»? А пока мы с белой завистью смотрим, как полным ходом идёт «казахизация Казахстана», «киргизизация Киргизстана» и других азиатских государств, которые расцвели и окрепли только благодаря трагической гибели Джунгарии. К сожалению, наши предки, исходя из чисто буддийского принципа «жить надо здесь и сейчас» («Тёр уга»), мало думали, а что будет с их потомками? Ханы и нойоны ойратов - калмыков не имели штатных летописцев, не фиксировали на бумаге свои победы и достижения.

К примеру, если бы не русские и французские архивы, мы, современные калмыки, знали бы об участии наших предков в Отечественной войне 1812 -1814 г.г. только по старинной песне «Сём хамрта паранцз». А пока Историю пишут «победители». Естественно, при этом они себя изображают, смелыми и благородными, «белыми и пушистыми». Всё что, бросает тень, на светлый образ «народа - победителя» безжалостно уничтожается. Создаются «комиссии при царях и президентах» по защите «исторической правды», робкие попытки « смельчаков от истории» докопаться до истины, пресекаются на корню. Наиболее ретивым навешивают ярлыки «диссидент», «сепаратист», «националист» и пр. Поэтому, если народ-этнос хочет остаться в памяти Земной цивилизации более или мене пристойно, он должен хорошо знать свою историю. И иногда честно признаваться: «Ребята простите нас, мы по отношению к вам были не правы!». Но, увы « народы – победители» снисходительно похлопывают по спине «побеждённых», приговаривая: «На всё воля Божья!». При этом на Всевышнего списывается подлость и предательства руководителей «победившего» народа, их жестокость, а порой и садистское глумление над «побеждёнными». У этой закономерности не бывает исключений. И здесь два решения: либо надо быть всегда «победителем», что в принципе невозможно, или сохраняя своё национально-этническое достоинство продолжать жить, «давая сдачи», если кто-то посягнёт на твою уникальность и на твою историю. А свою историю надо знать, чтобы не повторять ошибок своих предков. И что - то надо делать сейчас, чтобы через 400 лет наши потомки гордились нами, говоря: «Да, эти парни сделали всё, чтобы мы сейчас жили хорошо. Спасибо им!»

Да, пока наш уникальный этнос, с богатейшей историей, больше напоминает тяжелобольного пациента. Но, лично у меня, где - то в глубине души теплится уверенность – начало «выздоровления» не за горами.

СБЛИЖЕНИЕ

В начале XVII века ойратам, а их уже за «спиной» называли «калмаками», после падения Сибирского ханства, очень быстро дали понять, что в верховьях Иртыша «кочевая лафа» для них кончилась. Наши предки понимали, что территория бывшего ханства Кучума теперь принадлежит «урусам», но то, что они так жёстко цепляются за только что завоёванную территорию, их немного смутило. Оказалось, что теперь надо везде спрашивать разрешения, где и как пасти КРС, овец и лошадей. Что греха таить, вначале дело доходило даже до вооруженных «разборок». Кроме того, нужно было вступать в торговые отношения, а за это надо было платить налоги. Понятно, что с ойратами разговаривать с позиции силы, Москва не хотела. Она ещё была слишком слаба: крымские татары, турки, поляки и шведы терзали Россию со всех сторон. Ойратским нойонам намекнули, что проблемы можно решить полюбовно, необходимо только всё это оформить юридически.

Первым на контакт пошел торгутский тайша Хо-Орлюк. 20 сентября 1606 года он направляет своего «спецпредставителя» Катачея Бурулдаева в г. Тару для получения разрешения кочевать в верховьях Иртыша, а конкретно вдоль его притоков: Ишима и Камышлова. Москва одобрила действия тарского воеводы князя Гагарина и поручила ему и дальше «улучшить и углубить» отношения с ойратами. Весь 1607 год прошёл в интенсивных дипломатических контактах на уровне «экспертов» и, наконец, 14 февраля 1608 года в Москве состоялась первая официальная встреча представительной группы калмыков с русским царём Василием Шуйским. Встреча прошла в «тёплой дружеской обстановке». Выслушав аргументы калмыцкой делегации, царь разрешил нашим предкам (внимание!) «со всеми их улусами кочевати в Сибирской земли по Иртышу и на Оми реке и по Камышлову и в иных местах, где похотят (выделено автором), и велели им под нашею царскою рукою быти навеки неотступными». А ясак (т.е. налог – Э.М.) с калмыков предполагался «лошадьми по их воле, сколько они дадут» (выделено мной - Э.М.). Представляю лица наших предков, когда им перевели царский вердикт. Уж точно они не ожидали такого широкого жеста. Таким образом, 14 февраля 1608 года считается официальной датой добровольного вхождения калмыков в российское подданство.

«В соответствии с устными соглашениями от 14 февраля 1608 года, Приказ Казанского дворца, признав состоявшимися договорные отношения России с калмыками, направил 20 августа 1609 года тарскому воеводе И.В.Мосальскому от имени царя В.Шуйского две Грамоты для письменного заключения договора с калмыцкими тайшами Далай – Батыром и Хо – Орлюкм. Некоторая активизация царской администрации по приведению калмыцких тайшей к шерти (договор, обязательство) в 1608-1609 гг., скорее всего, объясняется не только адекватной активностью калмыков, особенно в 1608 г., но и стремлением быстрее завершить введение калмыков в состав Российского государства в связи с осложнение обстановки как в целом по стране, так и на южных её границах, с непрекращавшимися претен- зиями Польши. Кроме того, она по всей вероятности, не оставила без внимания то, как меняется по отношению к России политика крупных калмыцких тайшей, объединёнными усилиями в 1609 г. добившихся победы над халхаским Алтын-ханом и казахами» (У.Э.Эрдниев, К.Н. Максимов «Калмыки», г. Элиста,2007г).

Короче говоря, калмыков как можно быстрее хотели сделать «россиянами», ибо они позарез нужны были России как «пушечное мясо». Но калмыки почему-то не спешили брать на себя такие обязательства. В Грамоте от 15 июня 1610 года тарскому воеводе Мосальскому приказывается использовать все меры (разумеется, кроме военной силы!) к тому, чтобы калмыки как можно скорее приняли присягу. Через месяц, в середине июля, в Москве случился дворцовый переворот. Царь был низложен. Двух его братьев – Дмитрия и Ивана и самого царя-батюшку Василия заключили под стражу. Временное управление государством перешло к «гэкачепистам» - группировке из семи наиболее влиятельных членов Боярской думы. Период «Семибоярщины» с 17 июля 1610 по 7 февраля 1613 года был одним самых тяжелых в истории России. В который раз она находилась на грани гибели.

Источник: Элистинский курьер от 4 июня 2009, Эрдни Михалинов


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Комментарии  

0 #1 Вячеслав 25.03.2017 22:28
В прошлые времена когда нужна сила, не было равных Тургудам по умению воевать,один воин мог победить 1000 а-то и более таких же вооруженных как и он вояк они не погибали на полях сражений они погибали иза подлости.
Сейчас поля сражений находятся в политических дебатах где нужны знания, интелект. Большая часть населения находится в состоянии голода!
(чем отличается голодный от сытого?)
У голодного есть любимые продукты питания.
(голодный живет для того что-бы есть.)
У сытого нет любимых продуктов питания.
(сытый ест что-бы жить)в скобках чьи-то выражения.
Так что для начала нужно народ накормить!

Добавить комментарий