Главная Статьи Интервью Аркадий Манджиев: «Прежде всего я композитор...»

Аркадий Манджиев: «Прежде всего я композитор...»

Аркадий Манджиев: «Прежде всего я композиор...» Фото: Элистинский курьер Известный музыкальный деятель Калмыкии ответил на вопросы накануне своего пятидесятилетия.

- Один местный бизнесмен утверждает, что согласен был платить вам за каждый новый шлягер на родном языке немалые деньги, но вы от такой перспективы якобы упорно уклоняетесь…

- Разве мы не шутили? (смеется). Если же серьёзно, я не отношу себя к сочинителям шлягеров. Я композитор-профи и предпочитаю писать серьёзную музыку. Но, бывает, что пишу и шлягеры – для талантливых исполнителей, например. Сейчас, правда, нет времени даже на концертную деятельность. Поэтому всегда подчёркиваю: я не певец, а композитор. В первую очередь. Чаще стал ездить в Монголию и Бурятию, где рождаются многие мои произведения. Вот что меня сейчас больше интересует.

- А что в ваших ближайших планах?

- Фортепьянный концерт. Он для меня даже главнее 50-летия. Увы, работа директора слишком хлопотна. Очень надеюсь, что новогодние каникулы станут плодотворными.

- Зачем вам, профессиональному композитору, нужна эта стройка? Имею в виду реконструкцию ГКЗ…

- Нужна. Недавно вот отремонтировали малый концертный зал, и я счастлив. Дальше наполню его творческой жизнью - по типу камерного зала. В Элисте есть интеллигенция, которой, по сути, некуда ходить. Надеюсь, малый зал позволит ей слушать «классику»: квартеты, трио, романсы. Уверен, что будет аншлаг. Удобно станет и артистам - теперь их не будет пугать полупустой зал. Директор, считаю, обязан уметь всё делать сам. Без замов и прислуги. Республике пока тяжело, и мы не должны быть для неё обузой. 

- Сколько денег дают на реконструкцию ГКЗ и откуда они поступят - из Москвы или бюджета республики?

- Из Москвы, причём деньги будут внебюджетными - 400 миллионов рублей. Как только они поступят, изучу проект и дизайн. Хочу, чтобы ГКЗ стал, в первую очередь, многофункциональным: зал должен быть не просто концертным, а филармонийным. Филармония ведь носитель большой культуры, а не массовой. Хотелось бы иметь отдельно и детскую филармонию, оркестровую, хоровой коллектив с чтецами. Дети должны приобщаться к культуре перманентно, а не разово. 

- Когда ваши зрители снимут верхнюю одежду зимой, и не будут мучаться от духоты летом?

- После реконструкции - примерно через полтора года. Я понимаю, о чём вы говорите, и мне самому это не нравится. В силу этого наши концерты идут без антрактов. Недавно вот заработал буфет, но людям его некогда посещать, и он пока убыточен. Невостребованы и два гардероба…

- Ваша творческая биография очень пестра: лидер группы «Калмыкия», министр культуры, директор ТЮЗа, худрук «Тюльпана», теперь вот гендиректор «Калмконцерта»… Где вам было комфортнее всего?

- Я прежде всего композитор. И останусь им в душе, даже если начну трудиться сантехником. Музыку сочиняю в основном ночью, когда тихо и никто не мешает. Бывает, что и во сне (смеется). Где было легче или труднее? (после паузы) Везде приходилось брать уроки жизни. Я ни одного дня не учился на чиновника, но в иные годы, являясь им, старался работать так, чтобы потом не было стыдно. Думаю, что это помогало держаться в кресле руководителя. Даже работая министром, не стремился быть выше всех, спокойно относился к служебной машине и другим привилегиям.

- Даже, говорят, свой кабинет отдали под раздевалку для артистов в ГКЗ?

- Да, это так. Артистам она нужнее. А ещё в должности министра купил всем районам аппаратуру, которую они на свои кровные никогда бы не купили. Отремонтировали крышу в ГКЗ, здания музучилища и ансамбля «Тюльпан», приобрели новые кресла, купили автобус. Все отраслевые директора получили служебные машины, что дало им возможность решать дела оперативно.

Увы, Элиста у нас живёт своей жизнью, а районы – своей. Это грустно, но зачастую яшалтинцы явно не в курсе, чем живут черноземельцы. В плане культурной жизни хотя бы. А всё от того, что нет у нас единого информационного поля. Телеканалы «Хамдан» и «Сян цаг» стараются, конечно, но их смотрят только в Элисте. В Башанте же - ростовское телевидение, в Яшалте – ставропольское, а в Цаган-Амане – астраханское. Идёт незримое отторжение от культурной и политической жизни родной Калмыкии. Власть об этом знает, но не более того.

- Почему более или менее известные лица российской эстрады приезжают к нам по чьей-то частной инициативе? Когда мы увидим настоящих звёзд, кто их должен позвать?

- Звёзд вообще-то не зовут, они сами едут - на «кассу». Это когда с легкостью покупают билеты по 500 рублей и дороже. Но ведь нам такое не по карману. Хорошо, что Амархуу Борхуу кто-то выступление оплатил, ибо по-другому он бы здесь ничего не заработал. Невыгодно даже стало выпускать диски. Лично я, например, от этого отошел 2-3 года назад. Почему невыгодно? Потому что переписывают друг у друга, а большинство дисков не продается.

- Считать, что 500 рублей за концерт для нас неподъемны, конечно, проще всего. Может быть, это и так, но рестораны Элисты почти не пустуют, и люди оставляют там за вечер денег и побольше. А всё потому, что нет альтернативы для досуга...

- Это моё мнение. Вот приезжал к нам Меладзе, пролетел с гонораром и не появится здесь уже никогда. И будет по-своему прав. Калмыкия для российского шоу-бизнеса неинтересна. Чтобы что-то изменить, нам нужно дорасти до зарплаты в 20-30 тысяч рублей. С другой стороны, приезд, скажем, Киркорова для нас не обязателен. В плане духовной пищи молодые ребята из группы «Иткл» для нас гораздо полезнее, поверьте. Хотя бы тем, что пропагандируют родной язык и родные традиции.

- Вы были, если так можно выразиться, «чистым» министром культуры, а Лариса Васильева и Бадма Салаев стали курировать ещё и образование с наукой. Считаете это нормальным?

- Нет, не считаю. Калмыцкая культура должна идти своей отдельной дорогой. Но мы слишком нищи, чтобы иметь такое министерство. Духовно отдалены. В результате культуру с кем-то объединяют, что напоминает многоженство.

- Как итог, 400-летний юбилей отпраздновали, мягко говоря, неорганизованно…

- Мне, кстати, предлагали возглавить его оргкомитет, но я отказался. Деньгами ведь можно снабдить кого угодно, но если их некому с умом освоить на местах, то, как говорится, пиши пропало. Очень важно не то, как работает Минкульт, а то, как построена работа в его звеньях. Сейчас меня заботит отопление в ГКЗ, и я занимаюсь им, не дожидаясь миллионов из Москвы. Главное - не потерять совесть и желание работать. Проблемы лучше видны на местах, а не из окон Минкульта. А вот когда почувствую, что нахожусь в здании ГКЗ без пользы, сразу же уйду.

- Почему ваше 50-летие будет отмечаться на сцене ГКЗ целых четыре дня?

- Будет много разной музыки. Выступит «Тюльпан» на мою музыку – это отдельная программа. То же самое и с Государственным хором и симфоническим оркестром. В сборном концерте на сцену выйдут многие творческие коллективы Калмыкии. Два моих сольных концерта будут похожими по содержанию, но разными по подаче. Разумеется, петь буду «вживую», ибо меня попросту не поймут! (смеется).

- Это правда, что в «Калмконцерте» оклад начинающего артиста такой же, что и у заслуженного артиста республики. Из-за этого ваши подопечные ропщут, мол, где же справедливость?

- Средняя зарплата у нас - 7000 рублей. В «Калмконцерте», как и в других творческих коллективах РК, уже нет начинающих артистов и музыкантов, никто на них уже не учится. Все возрастные, стаж работы у них не менее 10 лет.

- Что нужно делать, чтобы наши дети ходили в музыкальные школы, а затем продолжали свое музыкальное образование? Помнится, вы даже мечтали об открытии в Элисте консерватории…

- Родители не отдают своих детей в музшколы потому, что видят, как нищенствуют работники культуры. Это проблема нашей нации. Калмыки - маленький народ, который еще и бежит от себя. Мы уже не стесняемся своего незнания родного языка и почти не завидуем тем, кто знает его хорошо. Зато выпячиваем своё умение говорить по-русски без акцента. Гордимся познаниями в области мировой культуры, но при этом не знаем главных вех истории своего этноса. Пора разбудить друг друга, нашу совесть. Я повторяюсь, но у нас ведь нет отдельного телерадиоканала, который бы освещал жизнь всей республики. На родном языке, замечу. Глубинка – вот фундамент республики. Элиста же этот фундамент разрушает. Жители районов стремятся сюда, чтобы потерять здесь последние признаки принадлежности к этносу. А потом мигрируют в Москву. Идёт массовое раздробление нашего маленького народа на крупицы, а в Калмыкии жить некому. Самое же досадное: места уехавших занимают люди с другим языком и другой культурой. 

- Что же делать?

- Нужно привести в порядок нашу национальную идеологию. Если, конечно, она ещё есть. Мне нравится, что молодежь заговорила и запела на родном языке. Как композитор, обещаю поддержать её. Желаю республике быстрейшего экономического подъема, и тогда наши люди никуда не уедут. 

- Для многих ваших коллег уже стало нормой жизни выступать на разного рода ресторанных гулянках. Как вы считаете, это нормально?

- Я плохо отношусь к тем, кто зовёт артистов спеть или станцевать перед жующей публикой. Считаю это непозволительным и даже оскорбительным. Это унижает артиста. Был ли я на месте моих коллег? Нет, не был никогда и вообще изначально отверг все приглашения. Принципиально. Мне такие заработки, простите, чужды. А вот спеть для друзей или родственников в узком кругу всегда готов. За «спасибо», разумеется.

- Ваши дети пойдут по стопам отца?

- Дочь учится в консерватории Санкт- Петербурга. Сын хочет стать актёром, и имеет, говорят, для этого данные.

- У вас наверняка есть мечта, к которой тихо стремитесь?

- Мечта - написать оперу или мюзикл. И чтобы исполнили это произведение наши лучшие мастера искусств - в едином творческом порыве, с огоньком, как говорится, в глазах. Пока же это невозможно. Но времени у меня, как видите, в обрез.

А ещё мечтаю о маленьком домике с мансардой, где-нибудь на краю города. Чтобы был личный кабинет, где можно было бы писать музыку. Но пока это несбыточная мечта, и я с этим мирюсь. Хотя одну свою мечту я уже осуществил – купил, наконец, новую машину. За счёт кредита и концертных гонораров.

Аркадий МанджиевФото: Элистинский курьер - Общаетесь ли вы со своими бывшими партнерами по группе «Калмыкия»?

- Савр Эдняшев в Израиле и видимся с ним нечасто. Вот пообещал приехать на мой юбилей и сыграть на бас-гитаре. Валера Лиджиев в США, ассимилировался там, как и Эдняшев. Когда я был в Штатах (на снимке - с женой и сыном), одна бабушка-калмычка, сказала мне: «Аркадий, ты сюда приезжай почаще, но здесь не оставайся! На родине ты нужнее, помни об этом!

- Вы прожили полвека, считаете себя счастливым?

- (пауза) Да вроде как всё получается по профессии… Но есть жалость, что уже пятьдесят! Хочется дожить до расцвета Калмыкии, но боюсь, что этого не увижу.

- Пессимистичная какая-то концовка…

- Хочу помянуть добрым словом свою бабушку. Она первой определила мою будущую судьбу. Сказала: «Ты будешь композитором!» Родители, конечно, сделали всё, чтобы эти слова сбылись. Семье, безусловно, моему крепкому тылу. Спасибо всем добрым людям, помогавшим мне на протяжении жизни. Спасибо моим зрителям – за поддержку, понимание и любовь. Надеюсь, что был с вами предельно искренен. Такого содержания интервью я никому и никогда не давал.

Источник: газета «Элистинский курьер»/Гела Славина.



Комментарии  

0 #1 Павел 10.12.2011 19:14
Вопрос об общении с партнёрами по группе Калмыкия???((( я разочаровался!! ! А как же другие участники группы??? или просто они не живут на Западе???((((

Добавить комментарий