Главная Статьи Интервью Калмыцкий номер - наша «коронка»

Калмыцкий номер - наша «коронка»

«Калмыцкий номер - наша коронка»Братья Чернышев Юрий и Евгений, Рамиль Мехдиев и Михаил Дроков – вот эта четверка приехала на 100-летие заслуженного артиста Калмыцкой АССР, танцора Боти Эрдниева. И они согласились ответить на вопросы журналиста.

- Ребята, с какими чувствами вы приехали в Элисту? Ведь вы танцуете на родине калмыцкого танца, который в вашем репертуаре многие десятки лет.

Рамиль Мехдиев: «Знаете, руки похолодели, немного бросило в жар. Волнение необыкновенное. Мы танцевали калмыцкий танец на сцене многих стран - США, Корея, Италия и т.д. Но именно здесь мы чувствуем высочайшую ответственность. Наверное, здесь самый строгий зритель, он же наш судья, и я уверен, после концерта, что это наш самый близкий и родной друг. Мы не говорим на калмыцком языке, но мы понимаем друг друга языком танца. Одни и те же сопереживания.

- Какие сложности были при изучении калмыцкого танца?

- Очень сложный танец, требует больших физических усилий, работают практически все мышцы тела. Динамика движений разнообразна, и всё надо делать на скорости и синхронно. Много полуприседов, в балете – это плие называется. Большое напряжение испытывают мышцы ног. От «калмыцкого хода» в танце буквально стираются ногти на ногах. Поэтому калмыцкий танец стоит в программе вторым номером, в конце концерта невозможно танцевать. «Бис» не предполагается.

- Ого, я даже не знал. По каким-то праздникам я танцую, хотя это громко сказано, ну как могу. Калмык обязан уметь сплясать на свадьбах, торжествах. То-то ноги деревенеют.

- Вот именно. А мы репетируем подолгу. При всём это мой коронный номер, я люблю «наш» калмыцкий танец. Тряску – «чичрдг» я учил два года.

Михаил Дроков, саратовская гармоника, баян: «Калмыцкий танец везде идет на ура, необычный образ ни на кого похожий, костюм строгий и, конечно, темперамент».

Чернышев Юрий: «Помню: в 2002 году в Северной Корее выступали, на фестивале «Весенний апрель». Награждали многими призами и самый главный приз они учредили за калмыцкий танец. Вчера нам присвоили в Калмыкии звание «Заслуженных артистов Калмыкии», и мы очень счастливы. И это обязывает нас высоко держать марку калмыцкого танца.

Чернышев Евгений: «Я немного погулял по городу и мне очень он понравился. Особенно аллея героев и генерал Городовиков, и Герои Советского Союза: калмыки и русские. Я даже фамилии запомнил Сельгиков, Чертков – кавалер орденов Славы. Как это здорово, что в Калмыкии такая хорошая обстановка между разными народами. Мы с братом родом из Ставрополья, точнее папа из Ставрополя, мама из Ростова.

- Получается вы вообще наши земляки?

- Да это так, поэтому обещаем землякам: во всем мире, где бы мы ни были, будем танцевать, как будто перед вами. Рамиль Мехдиев: «У меня отец азербайджанец, мать русская и исполняю танцы многих народов, важно прочувствовать душу народа через его искусство. Нам, казалось, это удается.

- Я как-то видел знаменитый танец аргентинских пастухов «Гаучо». Хотелось бы увидеть его в Элисте.

- Вполне возможно. Мы трое как раз танцуем «Гаучо». Но, повторяю, моя «коронка» - калмыцкий танец. Еще 2 состава, кроме нас могут танцевать калмыцкий танец. Так что мы не одни. Мне кажется, что Элисте нужна большая сцена, с современным техническим оснащением. Здесь есть место для развития искусства калмыцкого народа.

- Как вам наш «Тюльпан»? А зрители?

- Высокий профессиональный уровень. Зритель, тонко чувствующий все нюансы представления, доброжелательный. После бурных аплодисментов, так стало легко на сердце.

Вот так закончилась моя беседа с четырьмя парнями из знаменитого Ансамбля народного танца Игоря Моисеева. Артисты объехали весь мир. За полугодие они были дома всего 6 дней. Недавно приехали из гастролей из Франции, с 30 января по 21 марта проехали с концертами все города. В апреле была Турция. Скоро уедут в Абхазию. Потом турне по Голландии, затем гастроли по Сибири. В Москве афиши извещают, что Ансамбль Игоря Моисеева в киноконцертном зале им. Чайковского выступает весь месяц.

Рамилю Мехдиеву 24 года, Юрию - 28 лет, Евгению - 34 года. Танцуют с детства. Рамиль начал танцевать с 6 лет, затем учебу продолжил в школе-студии при Академии танца, теперь учится в аспирантуре ГИТИСа. Хореография – это его жизнь и, наверное, призвание. Он может исполнять партии и в классическом балете, и народные танцы. Впрочем, это касается всех троих прекрасных танцоров. И, конечно, спасибо виртуозу игры на саратовской гармонике Михаилу Дрокову, его задорные наигрыши зовут ребят на танец, как на бой!

Источник: газета «Элистинский курьер»/Санал Дорджиев.

Читайте также: Калмыцкий танец Игоря Моисеева.


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий