Главная Статьи Обзор Жаркие. Зимние. Твои»

Жаркие. Зимние. Твои»

ЖАРКИЕ. ЗИМНИЕ. ТВОИ!

В субботу огонь грядущей сочинской Олимпиады достиг Элисты. Встретила его калмыцкая столица на своей привокзальной площади, после чего он, попеременно меняя факелоносцев, пустился в путешествие по её центральным улицам. Общая протяжённость маршрута, включая райцентр Яшкуль, составила 14 километров.

В преддверие Игр в Сочи всё чаще звучит слово «экехерия». В переводе с греческого это - «священное перемирие». Которое, как памятует история, провозглашалось в Древней Элладе на время Олимпиад. В течение месяца все военные действия на её территории затихали, и наступал, пусть и хрупкий, но всё-таки мир. Так продолжалось до XX века, внесшего свои, увы, коварные коррективы: из-за двух мировых войн прекращались сами Игры.

Мой студенческий приятель, терпеливо дожидавшийся на Пагоде Семи Дней Мингияна Семёнова (ему предстояло зажечь огонь в символической чаше и сделать Элисту на один день столицей олимпизма), признался мне, стуча зубами от холода: «Только что случайно столкнулся лоб в лоб с другом молодости. Мы с ним крепко поругались на почве политики, и с тех пор не замечали друг друга в упор. Больше десяти лет, кажется, но сегодня поздоровались. Не пойму, как всё случилось. Спонтанно, но это было похоже на обоюдное желание».

На мой же потусторонний взгляд, это был позыв окружавшего их действа. Древние греки ведь находили пути, хоть и к временному, но примирению. А чем мы глупее, их образ жизни и образ мышления поглощающие? Ничем. Прилежный ученик со временем всегда становится мудрее своего учителя. Такова диалектика бытия, и от неё никуда не деться.

Кому как, но мне, например, врезалась в память на Эстафете работа наших органов правопорядка. Людей в форме, призванных обеспечить безопасность мероприятия, было много. Можно даже сказать, слишком много. Но свою непростую миссию, начавшуюся ещё в четверг, они выполняли без суеты и ненавязчиво строго. Самое же главное – не мешали работать репортёрам, которым всегда нужно залезть туда, где не место остальным. В недалёком прошлом такое и не снилось: пишущая и снимающая братия в субботу бродила, где ей вздумается, а зоркие стражи порядка и не думали к кому-то из них приставать. Даже просто так, от нечего делать. Молодцы, словом, полиция. Как минимум на этом этапе. Пять баллов из пяти. Будет и дальше такая доблесть – почему бы не отметить.

А вот от минус 12 градусов было дурно. Главным образом потому, что переносить их пришлось, стоя на одном месте. Притопывая ногами или прихлопывая в ладоши, что почти не помогало. Тут бы горячего чая глотнуть. Неважно какого – сладкого или калмыцкого. Ещё лучше с такими же горячими борцоками.

Чай на площади, кстати, был. И самые нестойкие к холоду, теряя силы, к нему спешили, но тут же разворачивались и уходили. Потому как стоил он неподъёмных для простого горожанина денег – 15 рублей. За малюсенький пластиковый стакан. Почти как в аэропорту Домодедово! Люди морщились и шли в близлежащие кафе, но там с ценой было не лучше. Прямо сговор какой-то в специально выбранный день!

Не найдя чая, народ прибегал к более «доступному» – ста граммам водки. Холодной, правда, но согревавшей быстрее и оптимизма прибавлявшей на глазах. Распивали её в закутках соседних зданий и домов. Как когда-то перед первомайской и ноябрьской демонстрациями. Благо полиция в субботу по закоулкам не ходила.

Да к тому же 25 января был ещё и Татьянин день. Праздник всех студентов – нынешних и, надо полагать, бывших. Удобный повод вспомнить молодость. Памятуя при этом и о том, что в этот день полиция подвыпивших студентов, в том числе бывших, трогать не должна. Царские жандармы, к примеру, этого правила придерживались и потому «ментами» их никто не обзывал. Таким образом, внезапное похолодание родило вопросы, решать которые было некому.

Но даже без горячего чая и без водки Элиста встретила Эстафету олимпийского огня вдохновенно. Искренне и с неподдельной радостью. Выбросив из головы, конечно же, то, что у нас и снега-то со льдом зимой почти не бывает. И, как следствие, виды спорта, по которым будут жаркие баталии в Сочи, никогда у нас успехом не пользовались. Так что Олимпиада для нас, что ни говорите, кажется праздником за дальней горой. Вручи сейчас любому элистинцу лыжи или коньки - подарок этот он примет с иронией. Как поп гармонь.

Но невзирая на это, калмыцкий народ совершенно искренне радуется за «Жаркие. Зимние. Твои». За те, что скоро стартуют в Сочи. Потому и пришло так много горожан на главную площадь Элисты, а ведь ещё были посланцы из районов, развернувшие свои кибитки на всём протяжении субботней Эстафеты. Радовались олимпийскому огню, впрочем, не одни только люди.

Чувство эйфории, например, передалось верблюду, лошади и быку, специально доставленным на территорию Пагоды Семи дней. Каждое из этих животных олицетворяло собой прошлое и настоящее калмыков и вело себя в высшей мере достойно и даже горделиво.

Особенно двугорбый «корабль пустыни»: до него, видимо, дошла информация о том, что в Челябинске на одном из этапов Эстафеты факелоносцем был его собрат по имени Барсик. Не сам он, разумеется, а тот, кто его на 200 метров оседлал. А в Астрахани одному из его собратьев такой фортель ещё предстоял. Потому калмыцкий Барсик всё время посматривал на сцену, словно намекал: время поменять планы ещё есть, и я готов пронести на себе по Яшкулю, например, Люду Бодниеву.

Автор этих строк в субботу добирался до работы на своих двоих. По давней привычке. И заимел в попутчиках не один десяток элистинцев. Было приятно осознавать, что хотя бы на одно утро полку сторонников оздоровительной ходьбы прибыло. «Как, оказывается, это здорово – идти пешком по гладкой дороге, не опасаясь машин и не впитывая их отработанные газы», - приговаривала бодрая горожанка, и ей поддакивали шагавшие рядом дамы с румяными от ходьбы и мороза щеками.

Остаётся добавить, что асфальт по улицам Ленина и Клыкова был заранее обработан спецреагентом и потому напрочь избавился от всякой наледи. А вот тротуары как были скользкими и опасными для ходьбы, такими и остались. Вспоминается тут, как пару месяцев назад один из боссов «Горзеленхоза» заявлял, что песка хватит чуть ли не на две зимы.

Эстафета олимпийского огня в Элисте чем-то смахивала на сентябрьские Дни города. Та же большая сцена с концертом мастеров искусств. Те же массовые скопления горожан с сияющими от радости лицами. Те же закрытые для движения машин центральные улицы. Та же мимолётная эйфория от мысли, что и у нас случаются праздники, заряжающие энергией надолго. Жаль вот только, что в другой раз огонь Олимпиады нашу столицу может навестить не скоро. Не будем себя обманывать: совсем не скоро.

А ещё запомнился выход на сцену Государственного хора РК имени А. Цебекова. Хвала ему за это многократная. Ведь вышли они, наполовину женщины, чтобы спеть, в лёгких костюмах и спели так, что …мороз по коже у зрителей пробежал. В довесок тому, что пробирал до костей. Пение цебековцев было, если на олимпийскую тематику опираться, сродни скоростному спуску с горы маститого чемпиона! На лыжах, при 100 километрах в час – не меньше!

Не могу сказать, что другие мастера искусств хвалебных слов заслужили меньше, но ведь тем же танцорам из «Ойратов» было чуточку легче – они ведь двигались, согреваясь сами и передавая энергетику публике. Было бы сногсшибательно, если бы в финале торжества на площадке перед сценой в калмыцкий пляс пустились бы все, кто мёрз почти два часа в ожидании финальной сцены.

Во главе с Алексеем Орловым, например, который, говорят, не только язык родной сносно знает, но и танцевать умеет прилично. На худой конец, пример могли бы подать факелоносцы Бадма Салаев и Баатр Гиндеев. Вообще с теми, кто совершал почётную процедуру по улицам Элисты, получилось не очень вразумительно. Почему бы им в полном составе не предстать перед народом после финала Эстафеты? Республика должна знать своих героев в лицо. Их ведь у нас не так много…

Источник: газета «Элистинский курьер»/Александр Емгельдинов.




Добавить комментарий