Главная История Описание калмыков XVIII века. Часть 4

Описание калмыков XVIII века. Часть 4

КалмыкиВ 1799 году в Санкт-Петербурге при Императорской Академии Наук был издан капитальный труд «Описание всех обитающих в Российском государстве народов» в четырёх частях, автором которого был немецкий медик, натуралист и этнограф Йоханн Готтлиб Георги (1729 -1802). Екатерина II, высоко ценившая труды Георги, подарила ему золотую табакерку, что считалось весьма почётным, и велела напечатать описания «за счёт кабинета, но в пользу автора». Современному калмыцкому читателю будет чрезвычайно интересно ознакомиться с описанием наших предков образца XVIII века.

Часть 1, Часть 2, Часть 3.

«Издревле живут они в войлочных юртах или кибитках, которые называются у них «гэр». Простые кибитки подобны во всём киргизским, и разность состоит только в том, что калмыки подкрашивают деревянные в юртах стойки и прочее деревянное красною землёю (железосодержащая земляная краска - красная охра. - Прим. А. К.), которую расширяют (растворяют. – Прим. А. К.) на рыбьем жиру. Во всякой таковой простой юрте бывает особливое место, где разводится огонь, около располагается вся семья с их домашней рухлядью, съестными припасами и постелями. В зимнее время многие покрывают кибитки свои сверх войлоков ситничими рогожами. Кибитки почётных между ними людей можно узнавать снаружи по белым войлокам.

Для жён, детей, служителей, стряпни и съестных припасов бывают также особые кибитки. В лучших, или почётным людям принадлежащих кибитках, бывают стены обиты шёлковыми материями, полы устланы персидскими коврами, постели занавешены шёлковыми занавесями, по сторонам оных развешено богатое платье и оружие, а на ларчике, в котором хранятся деньги или другие драгоценности, стоит домашний идол, а пред ним курильница, жертвоприносительные чашечки с сарацинским пшеном, изюмом и прочим, а так же восковые свечки. Но и в великолепнейших юртах не бывает ни чистоты, ни приятного запаху. Летом открывают они часть юртовой покрышки, для впуску свежего воздуха».

«Домашняя рухлядь у них такая же, как и других кочевых народов, и состоит в ведрах, удойниках, кожаных мешках, скреблах железных и прочем тому подобном. У знатных бывает оловянная, серебряная и фарфоровая посуда».

«Одеяние мужского пола восточное, а особливо головной убор точно китайский. Около ног обёртывают они онучи (портянки. – Прим. А. К.), носят черные или цветные полусапоги, шаровары, полукафтаны из лёгкой материи с узкими рукавами, и пояс, к которому привешивают саблю, нож и табачные надобности. Кафтан шьют из сукна с широкими рукавами. Бороду они отращивают, а голову бреют «под хохол», который заплетают в три косы. Они покрывают голову желтою скуфейкою (разновидность тю- бетейки. – Прим. А. К.), и украшена кисточкою. Убогие носят летом небольшие жёлтые шляпы с опущенными полями, ходят без рубах, и носят по большей части и посреди лета овчинный тулуп на голом теле. Ежели им станет слишком жарко, опускают с плеч шубу по пояс и едут верхом нагие. Богатые же носят небольшие открытые рубахи, одеваются получше, оправляют сабли серебром и проч., а особливо любят они, чтобы было около них много слуг».

«Женщины носят сапоги, шаровары, полукафтаны и скуфейки такие же, как и у мужчин, но вместо кафтана надевают особливое верхнее платье без рукавов. Волосы отращивают, девки заплетают оные так как и татарские, во многом около затылка висящие косы, а бабы в две только косы. Уши, которые у них обыкновенно менее, нежели у мужчин, украшают подвесками или серьгами, а пальцы перстнями и кольцами. Они наибольше щеголяют верхним платьем. Из девок многие румянятся и белятся. Некоторые женщины продевают сквозь носовой хрящ большие золотые кольца».

«Калмыки вообще питаются больше мясом как ручных, так и диких животных, исключая хищных зверей и птиц, так же и собак. Сверх мяса употребляют в пищу сыр, масло, жир и кровь. Последуя учению о переселении душ, не должно бы им бить ни какой здоровой скотины, но они строго того не соблюдают, а особливо в отношении овец. И знатные из них едят падалину, даже и припухлую, без всякого отвращения. Простолюдины скупают у россиян по линии живущих всякую падалину, и платят за оную мерлушками и прочим. Они употребляют в пищу так же и коренья и дикорастущие в степи травы. Рыбу, кашицу, соломату (мучная каша–«булмук». - Прим. А. К.) и хлеб едят они только при нужде. Всякое их кушанье приправлено единственно солью, жиром и водою. Жаркое у них совсем не в употреблении. Они едят чрезвычайно много, но и недостаток в пище могут сносить долго и без роптания. Мясо сушат они впрок, на вольном воздухе или коптят в дыму, изрезав в тонкие пластинки и едят оныя сырыми».

«Обыкновенный их напиток в приготовляемом по татарскому обычаю кислом молоке, сыворотке, горячем вине из молока, в мясных отварах и чистой воде. Они и до чаю великие охотники, и варят оный как и из китайского чаю, так и из собственных трав с солью и молоком по обыкновению братских татар (бурятов. - Прим. А. К.). В нынешние времена многие из них пристрастились к мёду и горячему хлебному вину. Табаку курят мужчины и женщины чрезвычайно много».

«Калмыки обыкновенно всем улусом вдруг переменяют своё кочевье, смотря по тому, как и где корм для скота оскудевает, и перекочёвывают в год от десяти до пятнадцати раз. Летом они живут в отдаленнейших к северу, а зимою в ближайших к югу степях. Шествия их имеют вид величественных древних патриархов. Прекрасные их стада, идучи тихо, пасутся. Мужчины бегаются (скачут. – Прим. А. К.) на лошадях около оных и представляют собой вид вооружённых и сражающихся пасту- хов. Верблюды и волы несут на себе домашние клади. Жены и дети едут верхом, в наилучшем платье и на отборных лошадях, причём девки поют песни. Когда они переправляются через Волгу, то всякий скот, кроме овец, перегоняют вплавь. Ставки князей можно узнавать по белым их кибиткам, вокруг которых обставлены простые».

«Ежели подданный встречается со своим князем, то кланяется ему низко и прикасается ладонями своими к подолу его одежды. Князь же, в знак своей благодарности, треплет его по плечу. Перед князем не дозволяется ни кому иначе сидеть, как на коленях, но, не перегибая ноги на крест. Скуфейки снимают только тогда, когда слушают указы».

«Когда калмыки здороваются, то, не кланяясь, прикасаются перстами своими ко лбу, и говорят: «Менду!», т. е. «Здравствуй!». Которые долго не видались, то друг друга обнимают. Целование даже и у влюблённых не в обыкновении, и не употребляют оного ни в какое время, кроме праздника Цагана (Цаган Сар. – Прим. А. К.). В обхождении у них не много обрядов: но тем более они преданы они своим начальникам, как и оказывают старикам чрезвычайное почтение. Они спят на войлоках и коврах, которыми также и одеваются. Стоять они не любят, но садятся тот час вприсядку. Не могучи иметь роскошного стола, тем более щеголяют платьем, оружием, хорошими лошадьми, конскою сбруёю и множеством служителей. У калмыков женский пол содержится весьма хорошо и в обхождении очень смелы. Калмыки наилучшие всадники, да и женщины их, как бабы, так и девки, скачут на лошадях в запуски с мужчинами об заклад».

Продолжение следует

Источник: газета «Элистинский курьер»/Арсланг Куприн.


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса