Главная История Переход (Глава 14)

Переход (Глава 14)

Переход (Глава 14)Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5, Глава 6, Глава 7, Глава 8, Глава 9, Глава 10, Глава 11, Глава 12, Глава 13.

21 января 1761 года в возрасте 70 лет умирает хан Дондук-Даши, на мой взгляд, одна из самых трагичных фигур калмыцкой истории. Напомню, что после смерти его отца, Чакдорджапа, Дондук - Даши как пятый его сын, не претендовал на ханский престол. Этим правом обладал его старший брат Дасанг, который конкурировал с сыном Аюки-хана от Дарма-Балы Церен-Дондуком и ДондукомОмбо, сыном Гунджаба и внуком Аюки-хана. Причем, у Российского правительства были свои виды на ханский престол – Дорҗи Назаров, который тоже поначалу не отказывался «порулить», но потом отказался от притязаний в пользу Церен - Дондука. 19 сентября 1724 года Церен-Дондук присягнул вместе с Дондук-Омбо, Дондук-Даши и другими влиятельными нойонами Его императорскому величеству Петру I служить «верой и правдой», а 22 февраля 1725 года указом императрицы Екатерины I он утверждается наместником Калмыцкого ханства. Это не понравилось Дондук-Омбо и он начал борьбу за ханский престол продолжавшейся целых семь лет.

Безусловно, это было на руку Российскому правительству. Сталкивать лбами простодушных калмыцких лидеров было несложно, ибо конечная цель была проста: односторонне изменить правовой статус Калмыцкого ханства, отойти от прежних договорённостей, лишить самостоятельности, и чего греха таить, полностью его ликвидировать. Астраханский губернатор А.П. Волынский писал: « Я желал, чтобы калмыки были разделены на две партии, и до сего времени держал больше Досангову сторону». Другими словами, государственный чиновник высокого ранга, вопреки указу главы государства поддерживал оппозицию Церен-Дондуку, законному наместнику ханства. Чтобы было понятно читателю, это примерно, то же самое, если бы Полпред президента в ЮФО г-н Устинов тайно поддерживал г-на Леджинова в борьбе против г-на Илюмжинова за кресло Главы республики вопреки воле г-на Медведева. Знала ли Москва о двойной игре Волынского? Вне всякого сомнения - да! Даже подозреваю, что Волынский непосредственно получал инструкции из Центра и добросовестно их исполнял. 17 февраля 1731 года императрица Анна Иоанновна переводит Церен - Дондука из наместника ханства в ранг хана, с «похвальной грамотой», а через четыре года, в марте 1735 года его снимают с должности (путинская вертикаль власти!) с невразумительной формулировкой, якобы за «слабую работу» и «дружбу с зелёным змием»! В чём дело, к чему такие «финты»? «Ларчик» открывался просто: назревала русско-турецкая война 1735-1739 года и нужен был руководитель более энергичный, типа Дондука - Омбо, нежели «слабак» Церен-Дондук. Нужен был военный потенциал калмыков! 7 марта 1735 года указом императрицы Анны Иоанновны главным управителем калмыцкого народа назначается Дондук – Омбо, а через два года его окончательно утверждают в «должности» хана с вручением атрибутов ханской власти - знамя, сабля, шуба и шапка. Но это была пиррова победа! Это означало, что «де – факто» Калмыцкого ханства не существует, и надо просто ждать удобного случая, чтобы ликвидировать ханство-химеру уже « де – юре». Ждать пришлось целых 37 лет. Своим уходом в Джунгарию калмыки дали «официальный» повод России ликвидировать Калмыцкое ханство, что было сделано с превеликим удовольствием.

ТЯЖКАЯ ДОЛЯ

Шестилетнее правление (1735 – 1741) Дондука-Омбо ненадолго возвращает калмыкам былой авторитет, времён хана Аюки. Было разрешено паломничество калмыков в Тибет. Также «калмыкам дано было право взять с собой товаров и вещей в неограниченном количестве и везти их чрез границу беспошлинно». Этот период характеризуется усилением самостоятельности хана в управлении местными делами при заметной централизации верховной власти.

Естественно этого всего не было бы, если бы калмыцкие воины плохо воевали с турками. 11 августа 1736 года императрица Анна Иоанновна в своей благодарственной грамоте повышает «зарплату» хана до 2500 рублей в год и муки – тысячу четвертей в год. В ноябре этого же года кабинет министров внёс предложение об увеличения жалованья хану вдвое, которое было утверждено императрицей.

21 марта 1741 года после тяжелой и продолжительной болезни Дондук-Омбо умирает, назначив перед кончиной своим преемником своего десятилетнего сына Рандула, рожденного от жены – кабардинки Джан. Она же должна была править подданными, пока наследник не достигнет совершеннолетия. Однако на пост хана претендовал также последний сын хана Аюки– Галдан - Данжин, которого поддерживали многие влиятельные нойоны. Летом, 27 июня 1741 года произошло вооруженное столкновение между двумя конкурирующими группировками, в котором сторонники Галдан-Данжина были разгромлены, а сам он был убит. Вместе с ним в бою погиб сын Дорҗи Назарова – нойон Бай, и дядя Бая по матери (нахцх) Убаши. Очередной раз с горечью приходиться констатировать, что больше всего калмыков убили сами калмыки! Естественно такое положение нестабильности было не выгодно Российскому правительству: период безвластия продолжался около четырёх месяцев. Но кого ставить ханом? Непредсказуемая регентша Джан? Учитывая негативный опыт «эксперимента» с Дондук–Омбо царское правительство решило сделать ставку на более «умеренного» и предсказуемого 50-летнего Дондук-Даши. За его кандидатуру проголосовала «старушка» Дарма–Бала (вдова Аюки-хана), к её мнению в Москве всё ещё прислушивались! Астраханский воевода тоже не возражал, так как претендент пользуется в народе « кредитом», то есть влиянием и уважением. 31 июля 1741 года высочайшим указом императора Ивана VI Антоновича Дондук-Даши был назначен наместником Калмыцкого ханства, а 15 декабря этого же года был утверждён императрицей Елизаветой Петровной в качестве правителя калмыцкого народа. Присягу на верность русскому престолу он дал 16 ноября.

В то время у новоиспечённого калмыцкого хана был только единственный сын - наследник Асарай. Согласно «русским традициям» необходимо было его отдать в заложники, в официальной российской историографии русское слово «заложник» стыдливо заменяют турецким словом «аманат». Скрепя сердцем Дондук-Даши отправляет своего единственного сына в Астрахань, получив гарантии, что с мальчиком ничего не случится. Каково же было потрясение отца, когда ему через некоторое время сообщили, что мальчик умер. Это привело к разрыву отношений между ханом и Астраханским губернатором, что усугубило и без того непростые отношения между русскими и калмыками. Наместником Калмыцкого ханства (фактически это «и.о. хана») Дондук-Даши проработал целых 16 лет. И только за четыре года до смерти его «утвердили» в качестве хана, но большой радости ему это не принесло. Как говорится: «Хороша ложка к обеду». Несомненно, умный и трезвый политик Дондук-Даши понимал, во что «вляпались» ойраты, придя в Низовья Волги сто лет назад. Вероятно, он в конце жизни делился с сыном Убуши своими соображениями относительно перспективы пребывания калмыков в Прикаспийском регионе. Возможно, уже тогда у юного Убуши в голове созрел план ухода калмыков обратно в Джунгарию, которую он, слушая долгими зимними вечерами песни джангарчи, наверняка воспринимал как далёкую сказочную страну Бумбу. Но для этого необходимо было вначале выжить, потом стать ханом - самой опасной профессии XVIII века в Калмыцкой Степи.

НАРАСТАНИЕ ЭКСПАНСИИ

За двадцать лет своего правления Дондук–Даши внёс заметный вклад в развитие экономики ханства, принял важнейшие решения по совершенствованию законодательства. При нём работа Кабинета Министров ханств – Зарго, была наиболее эффективной. В личном плане он вел себя достойно, не заискивая перед русским правительством. Как мог он пытался закрыть «бреши» в экономике, принял решение о переориентации деятельности калмыков с животноводства на рыболовство. Часто указывал российскому правительству о недопустимости слишком активного заселения территории Калмыцкого ханства переселенцами из других регионов. Но Россия неумолимо делала своё дело.

Постепенно торгово-хозяйственное значение Поволжья стало возрастать. Началась распашка плодородных земель. Активно развивалось скотоводство и рыбный промысел. После строительства Сызранско-Пензенской сторожевой черты (1680-1685), Петровской (1690) и Царицынской (1718-1720) укрепленных линий, селиться в регионе, особенно в Правобережье, стало безопаснее. Благодаря калмыкам прекратились турецко-татарские набеги через Нижнее Поволжье на русские земли. Широкой волной хлынули сюда из разных мест центральной России переселенцы. Население пополнялось стихийно за счет разорившихся крестьян, посадских людей, ремесленников, бежавших из внутренних губерний. Царское правительство всячески пресекало самовольное переселение сюда беглого люда. Одновременно правительство было заинтересовано в заселении этого края.

С 1747 г. начинается разработка Эльтонского озера (озеро получило название по имени англичанина Эльтона, одного из первых предпринимателей по добыче здесь соли) и население края увеличивается за счет так называемых чумаков-солевозов, украинцев, преимущественно из Полтавской и Харьковской губерний, занимавшихся перевозкой (чумачеством) добываемой соли.

Помещики, получив в крае по пожалованиям от царя огромное количество земель, стали переселять сюда своих крестьян из малоурожайных областей. На территории Средней Волги появляются новые села, слободы, деревни и небольшие хутора. К середине XVIII в. Саратовский край был уже достаточно обжитой и освоенный. Но, значительно продвинулось вперед заселение этого края и его хозяйственное развитие во второй половине XVIII века в результате переселения в него большого числа иностранных колонистов. Если в начале правления Дондук-Даши общая численность населения Поволжья составляла 7,5 млн. человек, то к концу правления по руслу Волги проживало 23 миллиона человек. Чтобы калмык своими лошадьми, овцами и КРС не портили посевные им законодательно было запрещено приближаться к водоёмам не ближе 10 км. Калмыки - кочевники, для которых ПРОСТРАНСТВО есть основа жизни, БЕЗ ВОДЫ оказались на грани вымирания. По сути это было начало геноцида целого народа.

Элистинский курьер/Эрдни Михалинов.


Читайте новости нашего портала на главной странице Яндекса

Добавить комментарий